Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

 

     Тибо сидел в комнате на своём обычном месте перед диваном, уткнувшись в планшет. Периодически он ёрзал то левее, то правее, чтобы равномерно распределять очередь по чесанию башки между Филипповыми, которые смотрели какое-то кино. Ну или пытались смотреть, так как кот успевал комментировать и задавать вопросы о происходящем как на экране планшета, так и на экране телевизора.

 

     – У ваших предков какие-то проблемы с фантазией были? – спросил кот.

 

     – Это почему? – уточнил Макс.

 

     – Я ищу информацию об объекте, который называется «имени Ленина», – пояснил кот, – их тут уйма в радиусе десяти тысяч километров, и все - имени Ленина.

 

     – Добавь к «имени Ленина» город, – предложил Макс.

 

     Тибо некоторое время молча пялился в экран.

 

     – Рука-лицо! – воскликнул он, и изобразил жест, который должен называться «лапа-морда».

 

     – Что? – уточнил Макс.

 

     – У вас полгорода имени Ленина, – возмущался кот, – даже баня есть.

 

     – Ну что ты тупишь? – поучал Макс. – Введи название объекта и город.

 

     Кот посмотрел на планшет, и в строке поиска тут же появился нужный запрос.

 

     – Я тоже так хочу, – позавидовал Макс.

 

     – Сначала отрасти пушистый хвост, а там посмотрим, – съехидничал юный инопланетный тролль.

 

     – Галь, он надо мной издевается, – в шутку пожаловался Макс.

 

     – Кстати, о бане, – продолжил кот, – в огороде уже весь снег растаял.

 

     – И-и-и? – не понял Макс.

 

     – Мне нужно каждое утро чистить шёрстку, чтобы я был чистый и красивый, – объяснил Тибо. – Раньше я пользовался снегом, но его больше нет.

 

     – Давно хотела поинтересоваться, почему ты всегда чистый и красивый, – подслушала Галя, – но всё как-то стеснялась.

 

     Кот довольно поводил ушами, отреагировав на комплимент.

 

     – Потерпи, скоро будет тебе вода, – мечтательно сказал Макс. – Подсохнет ещё на улице, и сделаем.

 

     – Скорее бы уже! – воскликнул Тибо.

 

     Галя легонько щёлкнула кота по уху, чтобы тот убавил громкость. Помогло ненадолго.

 

     – Макс, мы можем заказать эту штуку? – кот поднял над собой планшет.

 

     – Да, я заказываю иногда здесь, – ответил Макс. – Это для той тарелки?

 

     – Для неё, – подтвердил кот, – чтобы попробовать передать сигнал.

 

     – Двенадцать баксов с Али, чтобы починить советскую космическую станцию? – изобразил неподдельное удивление Макс.

 

     – Я не буду её чинить, мне нужна её часть, – объяснил кот.

 

     – Хорошо, завтра закажем.

 

     – Завтра - это долго, – возразил кот, – давай сейчас закажем.

 

     В очередной раз пробовать превзойти Тибо в упрямстве Макс не стал. Он взял планшет и начал вводить данные. Кот подсунул морду между Максом и экраном, чтобы контролировать процесс.

 

     – Здесь написано: срок доставки от десяти до двадцати одного дня, – процитировал Тибо, – поточнее нельзя узнать?

 

     – Если в цепочке участвует почта России, то поточнее будет: от десяти дней до «никогда», – вмешалась Галя.

 

     Кот удостоверился, что заказ оформлен, затем зажмурил глаза и начал сладко зевать. Макс положил палец ему в пасть, чем прервал процесс.

 

     – Ты чего?! – громко возмутился кот и затряс башкой.

 

     – Что, в сон клонит? – ехидничал Макс. – Это тебе за сегодняшние пять утра.

 

     – Точнее надо выражаться, – обиженно выдал кот.

 

     Выключатель кошачьей обиды находился всё там же – на мягкой башке между ушами.

 

* * *

     Двое юных некотов гонялись друг за другом на летающих досках по специально оборудованной площадке с препятствиями и голографическими лабиринтами. Доски бесшумно скользили над поверхностью площадки, и управлялись, похоже, прямо из головы, как и всё остальное у некотов. Тибо неспроста так легко освоился со сноубордом – на родной планете катание на подобных устройствах было одним из его развлечений, с той лишь разницей, что здесь скоростью управлял сам некот, а не гора. Летали они посредством каких-то переменных магнитных полей, или что-то вроде того. На Земле только один кот мог объяснить, как они работают.

 

     На очередном крутом повороте один из некотов потерял равновесие и свалился с доски. Приземлился он на все лапы, если этот глагол применим к другой планете, можно, наверное, было бы сказать "припланетился". Хотя, можно было падать даже вниз головой – серебристая площадка для катания оказалась мягкой, как кисель. Задетые некотом элементы лабиринта поменяли цвет. Его друг подлетел к повороту, успев замедлиться.

 

     – Опять три сбил, – Алфи протянул лапу, – на том же самом месте.

 

     – Две, – оправдывался Фрис, принимая помощь, – одну хвостом задел.

 

     Они вышли за пределы лабиринта, чтобы не мешать другим некотам проходить трассу.

 

     – Тибо пролетел бы здесь без единой ошибки, – сказал Алфи и грустно прижал уши.

 

     – Интересно, живой ли он ещё там? – задумался Фрис.

 

     – Ты чего такое говоришь? – нервно зашипел Алфи и щёлкнул Фриса по уху. – Конечно, живой!

 

     Алфи ненадолго зажмурился. 

 

     – Оракул говорит, в штабе совещание закончилось, – продолжил Алфи, – пойдём, узнаем у папы Тибо, что там как.

 

     – Пошли! – оживился Фрис.

 

     Они подлетели к двум соседним мерцающим кругам, сошли с досок, и исчезли. Фрис первым появился перед домом Тибо. Как только он вышел из круга, на его месте возник Алфи. Их доски выпали из воздуха над кругом следом, будто кто-то их выбросил. Здесь бы отлично подошёл гнусавый диктор с фразой: «при выходе из телепорта не забывайте свои вещи».

 

* * *

     На тёплой крыше пристройки, прогретой весенним солнышком, растянулись два кота: тёмный инопланетный и рыжий местный. С приходом весны Тибо привлекал куда меньше внимания, нежели на белом снегу, а на тёмной крыше со стороны двора и вовсе мог валяться без опасений быть замеченным посторонними. Он чесал мелкому коту лапой за ушами, отчего последний громко урчал. Земному коту вообще повезло со своим покровителем – с момента их знакомства рыжий заметно поправился, да и, в целом, похорошел. Тибо не разрешали брать кота домой, но, когда большой кот выходил на улицу, маленький становился его вторым хвостом. В количественном выражении два кота в частном доме это, вроде, не так уж и много, но с учётом Тибо, при пересчёте на объём, концентрация котов на кубический метр дома и так зашкаливала. Сам Тибо с крыши наблюдал, как за забором местная ребятня пускала бумажные кораблики вдоль улицы. Наблюдал с интересом, капелькой зависти и даже грусти – очередная примитивная, но такая увлекательная забава прошла мимо его детства.

 

     Макс как раз вернулся домой и зашёл во двор. Кот позвал его, не вставая с крыши.

 

     – Макс, ты знаешь, что это у них? – Тибо кивнул ушами на мальчишек.

 

     – Бумажный кораблик, – почесал голову Макс, – или нужен более развёрнутый ответ?

 

     – Ты умеешь такие делать?

 

     – О, да, – похвастался Макс, – я умел их делать ещё до того, как стал октябрёнком.

 

     – Кто такие октябрёнки? – кот вопросительно свесил морду с крыши.

 

     – В Инете почитаешь, – уклонился от ответа Макс. – Сделать тебе такой?

 

     – Да. Нет, – никак не мог определиться кот. – Научи меня делать.

 

     – Пойдём, научу, – согласился Макс.

 

     Тибо мгновенно спрыгнул с крыши. Рыжий кот тут же вскочил, открыл пасть и подал Тибо какой-то беззвучный сигнал. Тибо в ответ замер, мелкий кот спрыгнул большому на плечи и спустился на землю по его протянутой лапе, как будто они заранее отрепетировали спуск с крыши. А может быть, так оно и было.

 

     – А этот… – начал Макс, но завис.

 

     Он уже настолько привык избегать слова «кот», что даже забыл о первопричине.

 

     – Кот, – подсказал кот.

 

     – А как зовут кота?

 

     – Кот, – повторил кот.

 

     – Кот, – подхватил Макс, – отличное имя. Он всегда теперь что ли с тобой ходит?

 

     – Почти всегда. Рядом со мной он чувствует себя в полной безопасности, – похвалился Тибо.

 

     – Рядом с тобой даже я чувствую себя в полной безопасности, – посмеялся Макс.

 

     Тибо изобразил довольную морду с оттенком гордости.

 

     В углу на крыльце Филипповы зачем-то складывали рекламки из почтового ящика, вместо того, чтобы сразу их выбрасывать. Макс захватил с собой в дом всю пачку. Он разделся и медленно сложил на кухонном столе кораблик, чтобы кот успевал за ним повторять. У кота получилось смастерить свой с первого раза. Он подошёл к вёдрам с водой, снял с одного крышку, и поставил на поверхность воды свою бумажную модель.

 

     – Здорово! Он плавает, – восхищался кот, склонившись над ведром.

 

     – А вот так шапка получается, – Макс сложил большую газету и нахлобучил её на кошачью башку.

 

     Кот тут же быстро затряс ушами и сбросил головной убор на пол.

 

     – Мне нельзя шапку, – пояснил Тибо, – ушки всегда должны оставаться открытыми.

 

     Плавающий кораблик впечатлил кота больше, чем бумажная шапка.

 

     – А ещё можно самолётик сделать, – предложил Макс.

 

     – Самолётик летать, что ли, будет? – в шутку спросил Тибо.

 

     – Ну да, на то он и самолётик.

 

     – Из бумаги? – уточнил кот.

 

     – Из бумаги, – подтвердил Макс.

 

     – И двигатели из бумаги?! – Тибо удивлённо повёл ушами.

 

     – Без двигателей.

 

     – Тогда он не будет летать, – заключил кот.

 

     – Спорим? – Макс протянул руку.

 

     – Привет, – удивлённо пожал руку Тибо своей тёплой лапой.

 

     – Это не «привет», – улыбнулся Макс, – этот жест означает, что ты принимаешь условия спора.

 

     – Я же говорю: проблемы с фантазией, – причитал кот, – что, жестов других не нашлось? И что за условия?

 

     – Выключи свой планшет, для начала, – Макс схватил кота за передние лапы.

 

     При желании, кот, конечно же, мог воспользоваться интернетом и без лап.

 

     – Выключил, – послушался кот.

 

     – Точно?

 

     – Некоты не врут, – возмущённо ответил Тибо.

 

     – Ну так что, – продолжил Макс, – не веришь, что самолёт полетит?

 

     – Сколько листов бумаги требуется для изготовления самолёта? – уточнил Тибо.

 

     – Один.

 

     – Значит, из одного листа складывается самолёт, без двигателей, без топлива, без элементов питания, и он летает? – выяснял детали дотошный кот.

 

     – Складывается из одного листа, – подтвердил Макс, – не сложнее, чем кораблик.

 

     – И летает не только вниз? – кот отпустил кораблик над полом.

 

     – Летает в любую сторону.

 

     – И не так тоже? – Тибо скомкал один лист и бросил его в угол.

 

     – Нет, – Макса забавляли те редкие моменты, когда кот не мог умничать, – гарантирую до тридцати секунд полёта от одного запуска.

 

     Кот задумался. Периодически он закрывал глаза и водил лапами в воздухе.

 

     – Это невозможно, – заключил он после раздумий.

 

     – Давай, если я сделаю такой самолётик, то ты катаешь меня на закорках вокруг дома, – Макс хитро посмотрел на кота.

 

     – А если не полетит?

 

     – Если не полетит, тогда я тебя катаю, – объяснил условия Макс.

 

     Кот представил, как Макс катает его на спине, и заулыбался, – условия земного спора ему понравились.

 

     – Но сначала я сам попробую сделать, – постановил кот.

 

     Тибо принялся проектировать бумажный самолёт. Он сидел за кухонным столом на своей табуретке, кряхтел и задумчиво шевелил ушами. Бумажные конструкции, одна за другой, отбраковывались и сминались. Хотя некоторые из них, возможно, даже могли летать, если бы кот знал одну хитрость – начальное ускорение придаётся бумажному самолётику рукой. Или лапой. Когда Макс в очередной раз появился на кухне, варианты у кота уже закончились.

 

     – Он симметричный? – уточнил кот.

 

     – Да.

 

     – Похож на кораблик?

 

     – Нет, похож на самолётик, – улыбался Макс, – сдавайся.

 

     Кот насупился и зашевелил ушами ещё сильнее, сдаваться ему не хотелось.

 

     – Ладно, сдаюсь, – решился он.

 

     Макс потёр ладони друг о дружку, и начал складывать бумажный летательный аппарат. Он хитро согнул крылья по секретным чертежам из детства, и наклонил хвост, чтобы самолётик поворачивал в одну сторону. Кот, похоже, уже догадался, как он летает.

 

     – Пойдём, – позвал Макс кота на выход.

 

     Макс запустил самолётик прямо с крыльца, тот под пристальным вниманием Тибо плавно описал кругов пять, и мягко приземлился прямо перед кошачьими лапами.

 

     – Здорово! – воскликнул кот.

 

     Всё-таки ему не хватало земного словарного запаса для выражения экспрессии.

 

     – Ну, теперь поехали, – радовался Макс.

 

     Кот послушно развернулся, Макс запрыгнул Тибо на спину и обхватил шею.

 

     – Ноги мои держи.

 

     Тибо взял Макса за ноги и побежал с ним за дом. Побежал так быстро, что Макс поначалу даже немного испугался – всё-таки, он находился почти в двух метрах от земли.

 

     – Но! Котятка, – воскликнул Макс, когда вошёл в раж, за что получил по затылку кончиком хвоста.

 

     Галя появилась у крыльца в тот момент, когда Макс проезжал на коте очередной круг.

 

     – Он проспорил, – прокричал улыбающийся Макс во избежание осуждений со стороны жены.

 

     – Детский сад, – иронично отреагировала Галя.

 

     Тибо выполнил условия спора, а затем ещё долго развлекал рыжего кота запуском самолётиков. За ужином кот, как обычно, слопал всё самым первым, и затеял на столе производство бумажных корабликов.

 

     – Макс, пошли со мной кораблики пускать, – предложил кот.

 

     – Там же уже не видно ничего, – посмотрел Макс в кухонное окно.

 

     – Жаль, что у вас такое примитивное строение глаз, – вздохнул кот.

 

     Вечер социальный кот всё-таки провёл в коллективе, но, когда Филипповы собрались спать, вышел за калитку, чтобы пускать кораблики по ручью вдоль дороги. В процессе игры Тибо буквально светился от счастья, хотя в темноте его, разумеется, совсем не было видно. Довольный, он вернулся домой уже за полночь. Усыпляющая магия разноцветной лампы не потребовалась – Тибо засопел, как только принял горизонтальное положение.