Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     К забору подъехал китайский грузовичок с краном-манипулятором за кабиной, гружёный бетонными кольцами. «Копка колодцев» гласила частично содранная наклейка на борту. Первая буква надписи царапинами была исправлена на «П». Из грузовичка вылез коренастый мужичок уже почтенного возраста.

 

     – Здорово, ё, – мужичок протянул руку в выцветших наколках на военную тематику, – Михалфёдрч.

 

     – Макс, – ответил рукопожатием Макс. 

 

     – Значит, расклад такой: у соседа тут пять колец закопано, ё. Тебе надо так же, – начал он чеканить командным голосом, который, судя по всему, одновременно слушала не одна сотня солдат добрую половину его жизни. – Четыре могу уступить сейчас, – он взглядом указал в сторону машины, – только из печки, ё. Завтра пятое довезу. А без колец нечего и начинать, ё.

 

     Макс утвердительно кивнул.

 

     – Кольца, – Михаил Фёдорович начал показывать в воздухе пальцами цифры, – дальше - бойцов зашлю, за неделю с перекурами выроют, ё. Дешевле точно не найдёшь, – он продолжал складывать пальцы. – Гравий, ну и финишные работы, ё. Всё ясно?

 

     – Так точно, – почему-то вдруг вырвалось у Макса.

 

     – Тогда пошли смотреть, ё, – бросил Михаил Фёдорович, и уверенным шагом прошёл за калитку вперёд Макса.

 

     Он достал из-за пазухи какой-то прибор с двумя антеннами, похожий на детектор эктоплазмы у Охотников за привидениями, стал расхаживать с ним по двору и что-то бормотать себе под нос. Когда Михаил Фёдорович на очередном круге зашагал в сторону дома, Макс боковым зрением заметил торчащие из-за угла напряжённые кошачьи уши.

 

     – Близко к сортиру нельзя, – искатель воды по-военному развернулся на сто восемьдесят и зашагал в обратном направлении.

 

     Макс мысленно выдохнул. Знакомить с котом совершенно постороннего человека, тем более, бывшего военного, не стоило.

 

     – Здесь будет, ё, – Михаил Фёдорович промял пяткой кирзового ботинка ямку в земле. 

 

     – Угу, – согласился Макс.

 

     - Готовь дензнаки, – Михаил Фёдорович потёр два пальца в характерном жесте, и зашагал обратно к калитке.

 

     Он переводил задумчивый взгляд с забора на грузовик и обратно.

 

     – Через забор не смогу, ё. Вот здесь, – он выделил руками пролёт забора, – разберёшь и закатишь, ё. Только не тяни кота за хвост, – Тибо в этот момент выпучил глаза и прижал лапами к груди свой пушистый хвост. – Бесхозные кольца долго не лежат, ё. А то масленица придёт и… – он громко свистнул, засунув пальцы в рот.

 

     От свиста кот за домом прижал уши к башке. Макс отсчитал оговоренную сумму и протянул разноцветные купюры. Михаил Фёдорович плюнул на палец, деловито пересчитал бумажки и убрал во внутренний карман. Затем он залез в кабину и подогнал грузовичок ближе к забору. Оставив двигатель заведённым, он выпустил металлические лапы по бокам манипулятора, и приступил к выгрузке. Михаил Фёдорович, то залезал в кузов, чтобы зацепить свисающие со стрелы крана крюки, то спрыгивал обратно на землю, чтобы при помощи рычагов за кабиной аккуратно опустить груз. Делал он это весьма проворно, несмотря на возраст. Когда все четыре бетонных кольца оказались на земле, он убрал лапы, зафиксировал крюки на своём месте, попрощался с Максом и уехал, подняв столбом пыль от засохшей грязи на дороге.

 

     Макс вернулся к дому, и перед ним тут же выпрыгнул взбудораженный испуганный кот:

     – Макс, он злой!

 

     – Я тебя ему не отдам, не переживай, – успокоил Макс кота.

 

     – Я не хочу, чтобы он возвращался, – кот нервно или недовольно шевелил ушами.

 

     – Если хочешь каждое утро мыться горячей водой, придётся тебе его потерпеть недельку.

 

     – Хочу, – признался кот. – А горячая откуда?

     – Горячая – это отдельный квест. Для неё придётся учинить небольшой беспорядок у тебя в комнате, но сначала нужно добыть холодную, – пояснил Макс. – Пошли, дело есть.

 

     Макс остановился рядом с тем местом, где Михаил Фёдорович топнул пяткой.

 

     – Не наврал искатель-то? Есть там вода? – спросил Макс.

 

     – А я откуда знаю? – изумлённо посмотрел кот.

 

     – Ну мало ли, – улыбнулся Макс, – я думал, ты своими ушами и водоносный слой искать умеешь.

 

     – Не умею, – надулся Тибо.

 

     Макс, конечно, по ушам видел, что кот вовсе не обиделся, но подыграл и почесал башку, пока обиженная морда не вернулась в своё обычное состояние. Кот, видимо, не догадывался, что Макс уже давно научился читать его по ушам. А может, догадывался, но всё равно переигрывал Макса на два шага вперёд. Объём башки позволял ему быть очень умным некотом.

 

     Вообще, забавная у некотов, всё-таки, особенность с этими ушами. Хоть некоты и умеют ими принудительно шевелить, а эмоции всё равно первыми лезут, будто уши растут прямо из той части мозга, которая за эмоции отвечает. Хочешь уклониться, скажем, от ответа, а ответ у тебя уже буквально на лбу написан. Кто знает, может у них и рыночной экономики из-за наличия ушей не сложилось. Спрашивают, допустим, торговца древнего, ещё до изобретения всех этих компьютеров и браслетов:

 

     – Не обманываешь ли ты нас часом, добрый некот?

 

     – Нет, – отвечает, – за что купил, за то и продаю.

 

     А у самого уши от стыда назад заворачиваются.

 

     Так же и с Тибо – обиженную морду с потрохами выдавали игриво шевелящиеся кончики ушей. Только этот лохматый добряк не из корыстных целей враньё изображал, а так, беззлобной забавы ради. По-настоящему обиженным Филипповы его ни разу не видели, потому что попросту не за что было. Часто ли у нас потерявшихся иноземцев в отдельную комнату селят? Тут вам не толерантный Евросоюз.

 

     Макс привёл кота к забору:

 

     – В этом месте «злой» предложил забор повалить, но…

 

     Макс не успел договорить. Кот и сам слышал их разговор, поэтому резко рванул к забору, в прыжке развернулся спиной вперёд, раскинул лапы и, не забыв активировать облачко защитного поля, с треском повалил пролёт забора вместе с ближайшим столбом. Давно прогнивший столб сломался «под корень», поэтому соседний пролёт также частично покосился без поддержки.

 

     – Может быть, у тебя получится занести кольца внутрь, – уже без вопросительной интонации закончил Макс.

 

     Кот, довольный содеянным, встал, положил одно из колец плашмя и поднял его над собой за металлические уши. Он перешёл через поваленный забор внутрь и медленно поставил бетонное кольцо на землю.

 

     – Конечно, получится, – радостно ответил кот, – можно было и не ломать забор.

 

     – Это было бы слишком просто, – хрюкнул Макс.

 

     Тибо, наконец, догадался, зачем Макс позвал его к забору, и виновато прижал уши:

 

     – Сделаем лучше. И выше.

 

     – Где-то я это уже слышал, – отреагировал Макс с оттенком сарказма в голосе, и посмотрел на остатки сарая.

 

     – Погода была неподходящая, – оправдался кот.

 

     Он перенёс оставшиеся три кольца внутрь, правда, при отсутствии забора действие было лишено смысла.

 

     – Вон хороший забор, – кот кивнул на один из домов на противоположной стороне улицы, – даже меня за таким видно не будет.

 

     Кот имел в виду высокий, метра два с половиной, глухой зелёный забор из профлиста.

 

     – Такой забор построить, знаешь, сколько стоит? – возмутился Макс.

 

     – Ты продаёшь металлопрокат оптом, – рассудительно ответил кот. – У тебя там нет что ли излишков каких, или брака, с вашими примитивными технологиями производства?

 

     – Не знаю, откуда ты это взял, но мне нравится ход твоих мыслей, – загорелся Макс, – я ещё видел, ты можешь варить.

 

     – Варить? – удивлённо поднял уши кот. – Суп?

 

     – Скреплять металл разрядом электричества, или что там у тебя. Это называется – варить.

 

     – И снова проблемы с фантазией, – громко возмутился кот, – варить суп и скреплять металл – что вообще здесь общего?!

 

     – Так можешь или нет?

 

     – Металл – да, суп – нет, – внёс ясность кот, – хотя, я уже столько раз видел, что можно и суп попробовать.

 

     – Сварим забор, за которым тебя не видно? – Макс попытался взять кота хитростью.

 

     – Сделаем, – легко согласился кот, – и давай придумаем другое слово.

 

     – Давай не будем.

 

     – Вам нужно другое слово для скрепления металла энергетическим разрядом, чтобы не путать с супом, – кот принялся за свою нескончаемую кошачью болтовню.

 

     – У нас никто не путает суп с металлом, – Макс хотел успокоить кота, – перестань.

 

     – Вивить, – проигнорировал кот. – Нет такого слова?

 

     – Нет.

 

     – Значит будет «вивить», – постановил кот.

 

     Макс промолчал.

 

     – Вивить забор.

 

     – Не паясничай.

 

     – Свивить два прута.

 

     – Да помолчи ты уже, – Макс легонько стукнул кота по спине, – а то сдам тебя Михаил Фёдоровичу.

 

     – Ты этого не сделаешь, – кот укоризненно посмотрел Максу в глаза.

 

     – Нет, конечно, – Макс потрепал кота за загривок, – никому мы тебя не отдадим.

 

     Кот довольно зашевелил ушами.

 

     – Давай хоть для вида забор обратно приставим, – закряхтел Макс над поваленным столбом, – Геракл хренов.

 

* * *

     – Привет, Керл! – начал Алфи. – Мы пришли узнать, как прошло совещание.

 

     Фрис стоял рядом и поддакивал. Нет, друзья Тибо не были невоспитанными, просто в некотском языке нет обращения на «вы». Чтобы показать уважение к старшим, достаточно слегка прижать уши при разговоре.

 

     – Проходите, – Керл прошёл внутрь дома.

 

     Здороваться словами тоже было необязательно, приветствие у некотов вполне заменяет кивок ушами.

 

     – Мальчики, чай с пирогом будете? – прошла на кухню Марет.

 

     Алфи и Фрис были частыми гостями в этом доме, поэтому предложению чая никто не удивился. Они согласились лёгким кивком ушей. Марет всё ещё была подавлена, но скрывать это от некотов, которые знают, как работают уши-индикаторы, не было смысла.

 

     – Лойд поручил Оракулу просчёт всех возможных вариантов нахождения Тибо на той планете, – начал Керл вполголоса, чтобы Марет не услышала.

 

     Разумеется, чуткие некотские уши не могли не слышать разговор. Марет сама не хотела ничего слышать про эту симуляцию и внушала себе один единственно верный вариант: её сын жив и здоров.

 

     Здесь стоит упомянуть об Оракуле, потому что это нечто большее, чем просто аналог земного Интернета. Оракул объединяет в единую сеть и управляет всеми некотскими устройствами, от нательных браслетов до космических кораблей. Так же, как и Интернет, Оракул содержит всю информацию, известную некотам когда-либо. Но, в отличие от Интернета, он не только может ответить на любой вопрос, но и самостоятельно «думать» и принимать решения, пользуясь всеми знаниями планеты. Очевидно, у некотов нет художественных произведений про восстание машин, иначе они бы пересмотрели роль суперкомпьютера в своей жизни.

 

     – Предварительные результаты не самые утешительные, – продолжил Керл и немного поджал уши, – но надежда есть.

 

     Парящий в воздухе робот-помощник принёс на подставке чашки и ароматный пирог. Некотские чашки напоминали земные из чайных сервизов, только увеличенные и продолговатые: узкие снизу и намного шире сверху, чтобы плюшевая морда без проблем могла ими пользоваться. Горячий напиток действительно напоминал травяной чай, на который подсел Тибо на Земле.

 

     Отец Тибо вкратце пересказал прошедшее совещание, пока ребята уплетали пирог с чаем.

 

     – Как мы можем помочь? – участливо спросил Фрис.

 

     – К сожалению, никак, – повторил Керл. – Пока мы все можем только ждать.

 

     – А те зонды?

 

     – Оракул сохраняет все данные, которые получает с зондов, – уточнил Керл, – но у Тибо нет возможности связаться с зондами.

 

     – Мы можем просматривать эти данные, – предложил Алфи, – вдруг что-то увидим.

 

     – Я ценю вашу помощь, но лучше вам играть и развлекаться за троих, пока Тибо не может к вам присоединиться, – пытался закончить неудобный разговор Керл.

 

     – Мы будем изучать данные мониторинга, – настаивал Фрис.

 

     – Хорошо, – согласился Керл, – свяжитесь с Лойдом, он организует вам доступ.

 

     Ребята молча поблагодарили Марет за угощение и, так же молча, попрощались с родителями Тибо. Есть, всё-таки, польза в этих больших ушах.

 

     – Куда летим? – спросил Фрис, поднимая свою доску с улицы.

 

     – К Лойду, конечно же! – невозмутимо ответил Алфи.

 

     Они поочерёдно скрылись в круге телепорта.

 

* * *

     Макс проснулся рано от необходимости посетить отдельно стоящее строение в огороде. Он вышел из спальни и чуть не поскользнулся на кухне. Поперёк кухни между котельной и крыльцом в обе стороны шли мокрые грязные следы. В том, что это были следы от лап большого кота, сомнений не было.

 

     – Успей сделать заказ, и получи космическую свинью в подарок! – громко объявил Макс дикторским голосом, пока шёл к крыльцу.

 

     Всё-таки, постоянный просмотр телевизора даёт о себе знать.

 

     У выхода Макс накинул какую-то ветровку, сунул ноги в шлёпки, вышел, начал обходить дом, и упёрся в огромную кучу мокрой глины. На месте, обозначенном вчера Михаилом Фёдоровичем, в земле была дыра идеально круглой формы. Макс подошёл вплотную, чтобы заглянуть вниз, и мелкие кусочки земли с края круглого обрыва упали вниз, булькая водой. Макс опустился на колени и потрогал внутреннюю поверхность дыры – она была идеально гладкой, будто её вырезали лазером, а потом ювелир прошёлся по поверхности своим полировальным станком. В нескольких местах Макс разглядел мелкие отверстия от выпущенных кошачьих когтей – так он, очевидно, поднимался наверх.

 

     Макс вернулся домой, не забыв зайти туда, куда шёл изначально, и осторожно приоткрыл дверь в котельную. Кот спал без задних лап на полу. Запчасти его кровати лежали в углу, собранные в какое-то непонятное приспособление. Видимо, им кот и сделал ту идеальную дыру, но потом не стал ждать медленного превращения обратно в кровать. Макс вернулся в спальню, и предупредил проснувшуюся Галю, чтобы она не упала на глине в кухне, и не будила кота.

 

     К завтраку кот не появился. Обычно желудок Тибо не признавал существование выходных и праздничных дней, и требовал белок по стандартному рабочему графику. Макс заглянул ещё раз в котельную, кот приподнял башку и открыл глаза.

 

     – Ну ты даёшь! – восторженно сказал Макс.

 

     – Я не хочу терпеть его целую неделю, – сонно ответил Тибо.

 

     – Господин желает завтрак в постель?

 

     – Кто? – кот поднял башку ещё выше.

 

     – Ты.

 

     – Я попозже, – кот отрицательно помотал башкой и брякнулся спать дальше.

 

     К обеду Михаил Фёдорович вернулся с обещанным последним кольцом и тут же заметил кучу земли.

 

     – Да ну! – бесцеремонно оттолкнул он Макса, быстро прошагал за калитку и присел перед круглой дырой.

 

     – Гастарбайтеры за вечер вырыли, – пояснил подошедший Макс.

 

     И, в общем-то, почти даже не соврал. Михаил Фёдорович погладил внутреннюю поверхность дыры и осмотрел землю вокруг в надежде увидеть следы какой-нибудь техники.

 

     – Это чем они так, ё? – удивлённо смотрел копатель колодцев.

 

     – Чапельник какой-то, что ли, – на ходу сочинил Макс, – я в эти ваши тонкости не лезу.

 

     – Эх, ё! Рукастые, а головы нет, – воскликнул специалист по колодцам, когда отошёл от впечатления. – Кольца тебе опускать надо, пока не засыпало, ё.

 

     – Опустим, – неуверенно ответил Макс и пожал плечами, – наверное.

 

     – Ну ты звони, если им голова понадобится, ё, – Михаил Фёдорович постучал вытянутыми пальцами по своей голове.

 

     Макс принял недостающее кольцо для колодца, попрощался и на пути к дому сказал телефону:

 

     – Окей, Гугл, колодец своими руками.

 

     И тут же заулыбался, потому что правильный запрос должен был звучать как «колодец чужими лапами».