Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     Перед прибытием в пункт назначения браслеты должны были разбудить Тибо, но он проснулся раньше от едкого запаха. Пахло смесью выхлопных газов и сигаретного дыма. Коту даже показалось, что его сейчас начнёт мутить, и он решил высунуться, чтобы узнать, в чём дело. Уже наступил рассвет, но всё было ещё в тумане. Его грузовик стоял на широкой обочине, а впереди и сзади тянулись, насколько позволял увидеть туман, другие большегрузы. На другой стороне дороги ситуация была аналогичной, словно здесь был съезд дальнобойщиков. Многие из них стояли с заведёнными двигателями, поэтому первая часть запаха была логичной. Неподалёку слышалось множество мужских голосов. Кот, как обычно, сначала просканировал местность торчащими ушами, затем поднял из-за борта башку до уровня глаз.

     Здесь он увидел причину второго компонента запаха – водители собрались у придорожной кафешки и курили. Кот видел курящих людей и раньше, но предполагал, что они вдыхают что-то вкусное. Теперь, когда он ощутил этот запах близко, ребёнок с идеальной планеты недоумевал, зачем люди добровольно вдыхают дым, не только вредный, но ещё и невкусный. Он унюхал ещё один компонент в запахе – запах кофе, но, когда вспомнил его на вкус, непроизвольно фыркнул. Также кота напрягал тот факт, что большая часть присутствующих людей была «злыми» по его классификации.

     Рассматривая толпу, он увидел своего водителя стоящим в очереди. Перед ним в очереди было ещё пять человек, затем самый первый развернулся, держа на одной руке пластиковую тарелку, а в другой бумажный стаканчик с крышкой. Стаканчик источал тот самый кофейный аромат, но больше кота привлекло содержимое тарелки – на ней было свёрнуто три блинчика, залитых вареньем. Галя периодически баловала ими инопланетную сладкоежку, поэтому при виде содержимого тарелки у Тибо потекли слюнки, причём, в самом прямом смысле.

     Водитель автопоезда «375» стал пятым в очереди. Кот представил, насколько это затянется, и понял, что он не сможет столько времени этим здесь дышать. Кот решил спуститься ближе к придорожному лесу и подышать более чистым воздухом. Заодно в лесу можно было сделать одно небольшое кошачье дело, раз уж они всё равно остановились. Он уже подполз к заднему борту, но чутьё велело ему вернуться за рюкзаком. Кот нацепил рюкзак, осторожно спустился, убедился в отсутствии свидетелей, и перекатился через обочину. Дорога проходила на большом возвышении относительно уровня земли, поэтому он спустился и добежал до леса.

     Уже на обратном пути к трассе кот вдруг почувствовал, что расстояние до его хвостового кольца, того, которое теперь было частью планшета, стало увеличиваться. Тибо мгновенно охватил ужас, и он ломанулся через лес параллельно дороге, забыв даже про конспирацию. Но кот, несмотря на свою атлетическую подготовку, не мог тягаться с фурой. Он пробежал до конца колонны грузовиков, успел отправить из головы сообщение Филипповым, пока связь с планшетом не потерялась, и рухнул на землю.

     Нет, сдаваться кот не собирался. Даже после того, как Тибо опоздал ко взлёту своего корабля, он смог взять себя в лапы. Тогда он целую неделю боролся за выживание, хотя и сам не верил в успешный исход, пока не очутился в тёплом доме с миской еды от «доброго» землянина. Сейчас ситуация была хоть и похожая, но кот уже прошёл боевое крещение. На улице уже было практически лето, за спиной рюкзак еды, да и сам носитель рюкзака знает о повадках местных жителей гораздо больше, чем тогда. Он мысленно поругал себя за свою инициативу, и тут же наметил новый план действий. Кот поднялся, отряхнулся, и направился к дороге.

     Он приблизился к началу вереницы грузовиков вдоль дороги, убедился, что никого рядом нет, подскочил к пассажирской двери и попробовал её открыть – дверь была ожидаемо заперта. Он перекатился обратно в канаву и повторил попытку со следующей машиной. Безуспешно таким образом он проверил ещё машин пять, пробираться дальше было опасно – слишком близко уже были посетители придорожного кафе. И даже если бы они все поголовно были «добрыми», это  ничего не изменило бы. Кот вернулся в лесок, чтобы обойти скопление людей, и повторить попытки с хвоста вереницы, но пока он возвращался вдоль дороги, в башку пришла идея получше. Под шоссе он увидел большую трубу, которая соединяла две обочины, и украдкой пробрался к её началу. В дождь она, вероятно, служила ливневой канализацией, но сейчас было сухо, поэтому по ней пополз большой кот.

     Кошачьи предположения подтвердились: на этой стороне дороги не было никаких строений, соответственно, не было и скопления водителей. Грузовики, которые ехали в обратном направлении, точно так же останавливались на обочине, но затем их водители и пассажиры перебегали дорогу. Кот продолжил обследовать машины на предмет незапертых дверей. Он запрыгнул на очередную подножку, и уже собирался дёрнуть ручку двери, как заметил спящего пассажира на спальном месте кабины. Кот отпрянул от стекла, и следующие грузовики осматривал уже более осторожно.

     Пока Тибо пробирался вдоль трассы, очередной сытый дальнобойщик вырулил с обочины, а на его место парковался ещё один. Кот обратил внимание, что его кабина отличается от остальных. Это был старый американский грузовик, которые давно уже не производят, но его хромированные детали блестели, будто он сошёл с конвейера на прошлой неделе. Пассажир спрыгнул на пыльную обочину, и тут же начал справлять малую нужду «не отходя от кассы», что слегка смутило культурного кота.

     – Идёшь? – спросил со своей стороны водитель, перекрикивая гул работающих рядом двигателей.

     – Нет, – громко ответил пассажир, не отвлекаясь от процесса.

     – Зря! – продолжил первый. – Лучше завтраки на М4.

     – Ладно, сейчас подойду, – согласился пассажир.

     – Дверь защёлкни.

     Кот не зря обратил на них внимание. Удача, наконец, улыбнулась коту, и кот улыбнулся ей в ответ: в пассажирской двери осталось открытым окно. Тибо выглянул между машинами и убедился, что вновь прибывшие люди встали в очередь. Он запрыгнул на подножку, осмотрел кабину, открыл себе правую дверь изнутри и залез в кабину. Там он присел и подполз к навигатору на панели, из-за которого, собственно, и лез. Дело в том, что кот мог определять местоположение на Земле при помощи своих браслетов, и даже переводить его в привычные землянам координаты, но без привязки к карте местности набор цифр не имел смысла. Потери планшета ранее не предполагалось, поэтому карту пути следования он не изучал. Теперь он сидел на полу грузовика и восполнял этот пробел, боковым зрением следя за настоящими обитателями кабины. Так на практически пустую карту планеты в его башке добавилась текущая точка, местоположение ближайшего грузового ЖД терминала в городе Елец и пункт прибытия в Воронеже. О том, чтобы просто стащить девайс, некот даже и подумать не мог. Он так увлёкся картой, что в итоге чуть не пропустил возвращение хозяев. Кот выпрыгнул из двери, когда они уже перебегали дорогу.

     Длинный грузовик с прицепом поморгал жёлтыми огнями по левому борту, и выехал на полосу. «Вы ушли с маршрута, развернитесь», – тут же сообщил механический голос в кабине. Фура, ещё не успев набрать скорость, юзом затормозила.

     – Какой Воронеж? – взревел водитель через открытое окно. – Мне на Малую Дубну!

     Конечно же, фраза дальнобойщика была более ёмкой. Здесь приведена только та её часть, которую понял воспитанный некот. Расписание товарных поездов всё-таки пригодилось. Кот выяснил, что поезд в нужном ему направлении будет проезжать неподалёку почти через шесть часов, и до станции за это время можно добраться даже пешком. Всё же он решил поспешить, чтобы успеть добраться до терминала до того, как сонные недовольные лица толпами потянутся на любимую работу. Он определил направление и перешёл на лёгкий бег. Ещё не рассеявшийся утренний туман помогал ему бежать целенаправленно, а не мелкими перебежками от дерева к дереву. Наверняка он не раз попадал в кадр камер наблюдения, но кто будет смотреть видео, если за ночь ничего не произошло?

     Вообще, обидно было убегать от стоянки грузовиков, где каждому второму, скорее всего, по пути. И многие даже согласились бы подвезти его бесплатно, будь он человеком. Но плюшевая морда не могла просто зайти в толпу и спросить, кто едет до Воронежа, поэтому план с поездом выглядел более реалистично.

     Так кот добрался до станции, перелез через забор и немного изучил местность. При обходе территории ему даже пришлось познакомиться с местной сторожевой овчаркой, но собачка оказалась на удивление дружелюбной, и Тибо не пришлось пользоваться своими некотскими хитростями. Он закончил осмотр и уселся между старыми вагонами, которым, судя по состоянию, уже не суждено было никуда уехать. Убедившись, что посторонние наблюдатели так и не появились, он приступил к самой важной части дня – завтраку. Для полного счастья не хватало только травяного чая, его пришлось заменить водой из крана, найденного неподалёку. Здесь коту в голову пришла гениальная идея – можно сделать переносную ёмкость с крышкой для жидкости, как термос, но небольшую, плоскую и с возможностью крепления на тело. В общем, кот, сам того не зная, изобрёл фляжку.

     – Как можно так не следить за собой? – вслух возмущался кот. – Ну-ка иди сюда.

     Грязный пёс в репейнике на шерсти от скуки ходил за Тибо по перегону. Теперь, хотел он этого или нет, пёс стоял под струёй холодной воды и принимал вынужденный душ. На самом деле, он должен был быть благодарен коту: тот смыл с него всю грязь, очистил от собашника и даже расчесал когтями, когда овчарка высушилась так, как это обычно делал сам кот. До прибытия поезда оставалось ещё много времени, поэтому Тибо играл со своим новым четвероногим другом. Единственное, что смущало его в ожидании – он не знал номер пути, на который должен прибыть нужный ему состав, поэтому он встречал каждый поезд и сверял номер.

     В итоге, поезд нужного направления прибыл по графику, минута в минуту. Кота заставили немного понервничать, пока катали состав по стрелкам туда и обратно, чтобы прицепить ещё несколько вагонов. Грузовых вагонов с открытым верхом, о которых мечтал Тибо, у поезда не оказалось. Зато часть вагонов представляла собой платформы, на которых стояли новые жёлтые экскаваторы. Под один из таких он занырнул и, растянувшись во весь рост, устроился между гусеницами. Он улегся, вспомнил свой предыдущий транспорт, и снова поругал себя – в этот момент он мог уже быть на объекте, ради которого ехал.

     Как только состав набрал скорость, любознательный кот вылез из своего укрытия и попробовал открыть дверь кабины. Дверь неожиданно поддалась, и он очутился на месте машиниста. Высоту кабины он оценил сразу – сидя в кресле он даже не задевал чувствительными ушами потолок. Так он и сидел до конца маршрута в «первом классе», не забыв незадолго до прибытия пообедать. Слева и справа коту демонстрировали бескрайние поля, речушки и деревушки.

     Стоило поезду начать замедляться, кот вдруг обнаружил сигнал от утерянного им ранее кольца с хвоста. Он навострил уши и поспешил покинуть кабину, сгруппировался, выбрал нужный момент и спрыгнул с платформы. Тибо клубком прокатился в своём голубоватом защитном облаке, словно ёжик Соник, гася инерцию.

     Следующая точка маршрута была определена и примерно совпадала с координатами, куда должен был приехать товар Макса. Туда без промедления кот и направился, правда, теперь он уже не мог просто бежать напрямую – было часа четыре вечера, и по пути довольно часто ему попадались люди. К сожалению, кот так не смог и отправить Филипповым новое сообщение – достучаться до планшета из головы не получалось, скорее всего, отошли какие-то контакты.

     Так, по сигналу, который мог принять только он, Тибо добрался до грунтовой дороги. Фуры, которая должна была его сюда привезти, здесь не оказалось. Источник сигнала нашёлся посередине дороги в грязевой луже. От средства связи уцелело только некотское кольцо с остатками изоленты, китайский планшет не пережил падения. Скорее всего, он вывалился от тряски в щель между бортом и платформой, когда грузовик свернул с шоссе на эту неровную дорогу, а затем по нему проехала ещё не одна тяжёлая машина. Кот поднял остатки пластикового девайса, прижал его к груди и грустно поджал уши. Кажется, он расстроился гораздо больше, чем когда упустил свой грузовик: грузовик ведь никуда не делся, а вот доверенную ему вещь уже не вернуть. А когда он осознал, что совершил ещё одну глупость, было уже поздно – часть отборной грязи из лужи перенеслась с прижатого планшета на его блестящую шёрстку, и в таком виде он мог претендовать на роль межгалактической хрюшки. Треугольные индикаторы на башке переключились с грусти на внутреннее негодование.

     Теперь в кошачьем маршруте появилась ещё одна точка – чистоплотный некот возвращался к ручью, который заприметил, пока добирался до источника сигнала. На обратный рейс своей фуры он уже никак не успевал, поэтому торопиться было попросту некуда. Он не спеша отмыл себя, найденное кольцо для хвоста и планшет, который собирался выбросить, потому что, ставший непригодным девайс удобнее было нести в чистом виде. Мусорных контейнеров по пути пока не попадалось, а о том, чтобы выкинуть его куда-то ещё, у воспитанного некота не возникло и мысли. Затем своими органами чувств он определил, что вода в ручье пригодна для питья. В этот момент он вспомнил своё изобретение для удобной переноски воды, и решил обязательно рассказать о нём Максу после возвращения.

     Перед утилизацией планшета Тибо предусмотрительно вытащил из него сим-карту. Ещё с утра Макс, увидев сообщение «Остался без связи не переживайте», на всякий случай пополнил кошачий баланс, но связь с котом так и не восстановилась.

     До военного объекта с нужной антенной Тибо добрался ближе к девяти вечера. Затянутое тучами небо коту было на руку (точнее, на лапу) – тёмное время суток наступало раньше времени. Но как только он увидел забор территории, уши вновь отобразили негативные эмоции. Увиденное могло поставить под угрозу весь план – в будке на КПП горел свет, и внутри были люди. Следующие полтора часа кот потратил на исследование базы. Он несколько раз обошёл периметр, периодически высовывая из-за забора глаза и уши. Разведка частично развеяла кошачьи опасения – сам объект выглядел давно недействующим. Из препятствий было только две будки охраны на двух въездах, внутри которых, в общей сложности, кот насчитал пять человек в карауле. Удивило его и то, что четверо из них оказались добрыми. Добрые военные никак не укладывались в его башке.

     Он ещё какое-то время выждал в лесу, который в некоторых местах подступал к бетонному забору практически вплотную. На улице уже совсем стемнело, в том числе, из-за туч, из которых начинал накрапывать мелкий дождик. Настало время переходить к активной фазе плана.

     – Так, лесные обитатели, мне нужна ваша помощь, – послышался его тихий ласковый голос из чащи.

     – Вован! Костян! – нарушил тишину один из часовых.

     – Чего случилось? – чиркнула рация.

     – Бегите к нам, чисто поржать. У нас тут ёжики пляшут!

     – Вы чего там, на посту нажрались, что ли? – снова вопрошал искажённый голос с соседнего КПП.

     – Да отвечаю, ёжики пляшут!

     – Ля, дождь начинается, – недовольно ответили на том конце.

     Дождь действительно постепенно усиливался. Пока ещё лёгким шелестом, он скрадывал кошачьи перемещения уже внутри периметра. Кот вовремя вспомнил о заботливо врученном Галей дождевике в своём рюкзаке, поэтому мокрой была только башка и, неизбежно, задние лапы. Дождевик был оборудован капюшоном, но надевать его было нельзя по известной причине. Пока кот изучал оборудование антенны ближе, мимо пробежали те самые Вован и Костян, стараясь поменьше намокнуть. Если бы кот предположил такую безответственность раньше, он бы собрал их на втором въезде, подальше от искомой антенны. Хотя, не так давно он сам улизнул с космического корабля перед носом у троих сородичей, так что раздолбайство охраны – явление даже не международное, а межгалактическое. Впрочем, он и так удачно отвлёк весь караул двумя ежами, которых заблаговременно отблагодарил частью своего ужина.

     – Слышь, а давай им музыку включим, – донеслось с въезда.

     Появление громкой музыки на посту тоже не входило в кошачий план, но прекрасно его дополняло. Теперь по территории можно было перемещаться, хоть насвистывая. К этому времени кот уже выяснил, что механизмы перемещения тарелки в рабочем состоянии, протащил электрический провод от опоры освещения и выставлял нужные углы без необходимости крутить ручку. Ливень уже разошёлся в полную силу и заглушал скрип двигающейся многотонной конструкции. Вода с неба разогнала театральное выступление ежей, но в то же время заперла всех вояк в одной будке. Никто из них даже не пытался всматриваться в окна, потому что ни один нормальный человек, по их мнению, в такой ливень сюда не полезет. Здесь они были правы – лишних людей на базе действительно не было.

     Кот закончил настройку тарелки, и теперь ему нужно было привесить на вершину самодельный передатчик. Сверкнула молния, осветив всю территорию. Кот уже был готов к продолжению, поэтому, когда грянул гром, он невозмутимо продолжал висеть на конструкции, лишь на мгновение зажмурившись и прижав уши. Детский страх больше не мог помешать ему сообщить маме с папой хорошую новость! Единственное, за что он переживал по-взрослому – не украли ли кабель от молниеотвода антенны. Но пока всё обошлось, схема была собрана, и он приступил к трансляции сигнала, сидя в одном из подсобных помещений под антенной.

     Сообщение было передано, и кот поспешил разобрать развешанные им провода до окончания дождя. Возвращать тарелку в прежнее положение он, конечно же, не стал. Даже если кто-то и заметит изменение, уж его-то точно ругать не будут. Он перелезал через забор с шевелящимися от удовлетворения ушами. Тибо искренне надеялся, что хотя бы одна из двух передач дошла до адресата. Он зашёл в лес на безопасное расстояние и, наконец, уселся под большим деревом, чтобы доесть остатки еды из рюкзака. Его новые колючие знакомые быстро его нашли, и пришлось снова их угощать.

     Кот завершил поздний ужин уже за полночь, прикопал неподалёку несъедобное содержимое рюкзака, а сам забрался на дерево. Здесь в густой кроне на ответвлении ствола он превращал космический рюкзак в некое подобие палатки. Конструкция была простая, и в то же время надёжная. Мягкий, но прочный пол надёжно держался между толстых веток, а как только над ним появился серебристый треугольный навес, остатки дождя перестали доставлять дискомфорт. Тибо делал подобные укрытия на деревьях ещё зимой, только тогда это занимало намного больше времени из-за недостатка энергии. Конструкция его зимних убежищ тоже отличалась – он создавал коробку со стенами со всех сторон, и сворачивался внутри калачиком, чтобы минимизировать тепловые потери. Сейчас на улице было тепло, да и идею навеса он позаимствовал из недавно увиденных туристических палаток. Он снял дождевик, повесил его сушиться, а сам растянулся в полный рост. В домике на дереве, чувствуя себя в полной безопасности, довольная собой морда практически сразу же заснула.

* * *

     Филипповы одновременно проснулись от ударов по входной двери.

     – Возвращение блудного сына, – вскочил Макс.

     Он подбежал к входной двери в одних трусах, щёлкнул замком и открыл дверь. Не склонный к сентиментальностям Макс сейчас был готов обнять кота на радостях. Вместо кота на улице перед ним стоял мужик в строгом чёрном костюме. Он взмахнул перед лицом Макса корочками с фотографией в раскрытом виде и протараторил что-то нечленораздельное, видимо, содержащее звание, фамилию и место работы. Впрочем, спросонья, раскрытый студенческий билет, и скороговорка про Клару и кларнет возымела бы абсолютно тот же эффект. Хорошо, хоть обнять его не успел.

     – Максим, – на скороговорку нужно было как-то ответить. – Чем обязан?

 

     – Максим, эм?

 

     – Евгеньевич, – подсказал Макс.

 

     – Максим Евгеньевич, один проживаете?

 

     – С женой проживаем, а что?

 

     – Спецоперация, нужно осмотреть ваш дом на предмет возможного укрытия беглого преступника. Буквально пять минут вашего времени. Позволите?

 

     – А этот у вас… – Макс очертил пальцами в воздухе прямоугольник, – есть?

 

     – Максим Евгеньевич, – вежливо перебил мужик, – буду честен: никаких бумаг нет. На весь этот район  одного только дерева сколько потратить надо. Предлагаю не усложнять жизнь ни вам, ни нам. Пять минут, и мы уходим.

 

     Макс перевёл взгляд на улицу. На дороге в разных местах стояла пара чёрных микроавтобусов, Фольксваген Транспортер, или что-то похожее. Из калитки у дома через дорогу уже выходили трое неизвестных ему людей, одетых в самую обычную одежду. Макс молча отошёл от двери, кивнул внутрь и крикнул вглубь дома:

 

     – Галь, накинь чего-нибудь.

 

     Мужик вошёл в дом, за ним зашли ещё двое, которые до этого стояли у калитки. Они бегло осмотрели дом, заглянули под кровать, в диван, в самый большой отдел шкафа для одежды, и, зачем-то, в холодильник. Мелкие шкафы и тумбочки их не интересовали.

 

     – Там что? – один из вошедших указал на стену котельной, смежной с пристройкой.

 

     – Будущий санузел, – гордо ответил Макс. – Пока снаружи можно туда зайти.

 

     – Проводите?

 

     Макс вздохнул и молча проследовал за выходящими непрошеными гостями, по пути запрыгнув в старые сланцы. Они обошли дом, один из гостей скрылся в пристройке с тактическим фонарём, второй заглянул в сортир и накрытый старым деревянным паллетом колодец, третий прошёлся до разрушенного котом сарая в углу участка.

 

     Первый посетитель вышел из пристройки:

 

     – Чисто.

 

     – Порядок навели? – издевательски выдавил Макс. – Там же срач был.

 

     Шутка осталась без ответа.

 

     – Благодарю за содействие, – дежурно рапортовал мужик в костюме. – Если вдруг заметите что-то подозрительное… – он остановился и продолжил уже неофициальным тоном. – А хотя, забудь.

 

     Он махнул рукой и вышел за калитку догонять остальных. Макс вернулся в дом и запер за собой дверь.

 

     – Если они искали то, о чём я подумал, то нашей находке очень повезло, – вслух размышлял Макс.
     
     – Сама находка не объявилась?

 

     Макс сел на край кровати и поднял с пола телефон, понажимал на экран и прослушал стандартное сообщение механической тётки:

 

     – Не-а. Ничего не доставлено, абонент не абонент. Может, просто планшет доломал, – надеялся Макс, – купим ему чего-нибудь, как вернётся.

 

     – Обязательно нужно, – участливо подтвердила Галя.

 

     – Я изначально хотел купить ему какую-нибудь чёрно-белую Нокию, но представил, как он роняет её себе в ухо, а потом прыгает на одной лапе, чтобы вытряхнуть её из башки, аж смешно стало.

 

          Галя посмеялась. Ложиться досыпать Филипповым было бессмысленно, утро так или иначе уже наступило.

 

     Мужик в костюме, тем временем, подошёл к микроавтобусу, где его ждал, видимо, коллега в спортивном костюме. Макс так и не выяснил, на какую организацию они работали, но дресс-код лишнего внимания явно не привлекал.

 

     – Дохлый номер, – начал спортсмен, – всех восьмерых шкетов опросили, которые, якобы, присутствовали. Никто ничего не видел, кроме самого заявителя. А с ним дружить перестали все разом, вот он, похоже, и устроил комедию.

 

     – Ну откуда-то он взял описание большого кота.

 

     – Так на большого кота мы и повелись, только не сходится оно, его описание, по росту даже. Да и сам он уже не уверен.

 

     Спортсмен полистал рукописные страницы в кожаном планшете и остановил взгляд на одной из них:

 

     – «Из-за остановки вышел разъярённый разноцветный саблезубый тигр с торчащими острыми зубами, ростом с дядю».

 

     Он захлопнул папку:

 

     – У наших-то будка на уровне второго этажа была, им эта остановка по пояс. Шут, может, местный объявился?

 

     – М-да. И морды у них – сама милота, – агент в костюме теребил щетину на подбородке. – Ладно, сворачиваемся.

 

     Он сплюнул, зашёл в боковую дверь микроавтобуса, захлопнул её, и достал из внутреннего кармана пиджака телефон:

 

     – Митрич… А чего это ты спишь? Солнце уже высоко… Нет… Ложная тревога, как я и предполагал. Всю окраину только на уши поставили почём зря, всем личным составом… Опросили – никто, ничего. И этот твой уже заднюю включил… Последние три дома остались для протокола, но… – он перешёл на повышенные тона. – Да три месяца уже прошло! У вас теперь три года, что ли, будет эта паранойя? ... Ну это пусть линейный им занимается, мне ещё не хватало детей нянчить. В нарко пусть его свозят, в психушку, в цирк, я не знаю, куда угодно… Ладно, приятных тебе сновидений, Митрич.