Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     В этот же день Макс взял на работе отгул, пообещав сделать срочную работу из дома. По официальной версии, работник газовой службы должен был приехать, чтобы подключить долгожданную колонку для горячей воды. В общем-то, так оно и было, хотя на самом деле Макс перенёс установку, чтобы встретить кота – колонку можно было установить и в выходной. Если голодный Тибо вернётся сам, то его нужно будет сразу кормить. А если вдруг выйдет на связь где-нибудь за городом, за ним нужно будет ехать, а потом сразу кормить. К тому же, Макс не был уверен, что утренние гости бесследно испарились с улицы. Кот так и не объявился, поэтому Макс весь день был сам не свой. Он даже позвонил водителю, чтобы спросить, не заметил ли тот что-нибудь необычного, но водитель отсыпался после рейса, поэтому, если убрать из его ответа непечатные слова, он ответил только предлогами. Галя на работе также не находила себе места, и периодически спрашивала у Макса, не появилось ли новостей.

 

     Кот, напротив, проснулся этим утром в отличном расположении духа. Ситуацию немного омрачало отсутствие завтрака, но это пока не особо беспокоило Тибо. Он превратил домик на дереве обратно в рюкзак, спустился и забрал свои вещи. Водные процедуры пришлось пропустить,, ввиду отсутствия воды, а зарядка в форме длительной пробежки ему только предстояла. Ближайший товарный поезд подходящего направления ожидался лишь послезавтра, это кот выяснил по расписанию ещё вчера, поэтому он направился в сторону выезда из города, чтобы попробовать ускорить процесс возвращения домой. Домой – это к Филипповым, конечно же. По пути кот мечтал наткнуться на какую-нибудь очередную речку или ручей, поэтому, почувствовав неподалёку воду, отклонился от первоначального маршрута.

 

     Он прошёл сквозь лесок, который отделял его от воды, и вытянул уши от удивления – «речка» оказалась больше ста метров в ширину. Неизвестно, видел ли кот настолько широкие реки у себя дома, но на Земле это точно был его первый опыт. Тибо увидел вдалеке какой-то белый корабль, плавно скользивший по водной глади, и вспомнил бумажные кораблики в ручейках по деревне. Вот, значит, чему подражали мальчишки бумажными поделками. Кот вышел к берегу в безлюдном месте, но на всякий случай осмотрелся, и только потом забежал в воду, радуясь, как ребёнок. После водных процедур кошачье настроение улучшилось ещё больше, и он продолжил путь.
Кошачий план был примитивным, но мог сработать: кот хотел найти трассу нужного направления, а затем идти вдоль, чтобы найти остановку, подобную той, где он потерял свой транспорт. Дальше оставалось выбрать нужный грузовик и незаметно залезть в него. С выбором нужного могла возникнуть проблема: теорию о кодах регионов Тибо придумал сам в своей башке. Наблюдательный кот заметил, что номера попадающихся здесь машин заканчиваются, в основном, на «36», а там, дома, у машины Макса, Артёма, и даже грузовика, на котором он ехал, – на «37». Логики он в этом не видел, поскольку полной таблицы кодов регионов у него не было, но некотское чутьё подсказывало ему, что нужен грузовик именно с кодом «37».

 

     Спустя пару часов, Тибо добрался до огромной дорожной развязки с бетонными эстакадами. Пока он перебирался на нужную сторону, ему на глаза попался синий указатель «аэропорт». Так, у него в башке появилась навязчивая идея увидеть вживую земные самолёты. Он уже видел машины, поезда, корабль, и даже военные вертолёты, а вот самолётов не видел. Этим он придумал заняться уже по возвращению к Филипповым – где-то недалеко от их дома тоже есть аэропорт. Лепестки развязки уже сошлись в две параллельные дороги, разделённые несколькими метрами зелёной травы. Дальше коту пришлось полем обходить территорию автозаправки, чтобы никому не попасться. Почти сразу же за заправкой показалась искомая площадка с грузовиками. Вокруг площадки располагались отели и магазины, но самих большегрузов было немного. Кот осмотрел все номера и не нашёл ни одного с подходящим регионом. По парковке разносился запах жарящегося мяса, поэтому кот, слегка расстроившись этим фактом, поспешил дальше следовать вдоль шоссе до следующей стоянки.
Тибо прошёл по лесу совсем немного, и заметил на обочине дороги одиноко стоящий трейлер. Он подкрался ближе и рассмотрел его более детально. Пассажиров в кабине не было, а водитель, дядька, как минимум предпенсионного возраста, с сединой, топтался вокруг спущенного заднего колеса и курил. В нескольких метрах позади грузовика на канистре лежал красный светоотражающий треугольник. На лобовом стекле изнутри была выставлена табличка с крупной надписью «пустой», что развеселило кота – кошачий компьютер перевёл надпись в контексте самокритики автора относительно своих умственных способностей. Куда направлялся грузовик сорок четвёртого региона, кот не знал, но водитель оказался «добрым», поэтому Тибо решился пойти на контакт. Для конспирации он достал из рюкзака дождевик и напялил его. Морду он, конечно, не скрыл, но хоть что-то. Пока кот решал, с чего лучше начать диалог, за грузовиком остановилась белая Приора, подняв придорожную пыль. В ней опустилось наглухо тонированное пассажирское окно, и из него высунулась бритая голова.

 

     – Дядь, грузовой ремонт?

 

     Рожа коту сразу не понравилась.

 

     – Не нужен, разберусь, – отмахнулся водитель.

 

     – Смотри, застрянешь тут один, а ночью всякое может случиться.

 

     – Я все девяностые за баранкой провёл, – дальнобой показательно помахал монтировкой. – Нашёл кого пугать, щегол.

 

     – Ну как знаешь, – бросил бритоголовый, закрывая окно.

 

     Легковушка с пробуксовкой уехала, подняв в воздух ещё одно облако пыли. Водитель вернулся к молчаливому созерцанию спущенного колеса, выпуская едкий дым изо рта.

 

     – Я могу помочь, – любезным детским голосом предложил кот из-за спины.

 

     – Прочитаешь сказку про белого бычка? – рассмеялся водитель, медленно разворачиваясь.

 

     Он нашёл взглядом кота, стоящего в кустах на обочине чуть ниже, и выронил сигарету изо рта:

 

     – Ёшкин кот!

 

     Ответную реакцию кота вы, вероятно, уже и так представляете.

 

     – Ты из Чернобыля, что ли, такой красавец?

 

     – Почти, – поколебавшись, ответил Тибо.

 

     Кончики его ушей тут же завернулись назад, но водитель не посещал курсы невербального некотского общения, поэтому не понял, что ему только что соврали.

 

     – Виталий, – протянул руку водитель. – Можно просто Витя.

 

     – Тибо, – кот поднялся из оврага и пожал руку.

 

     – Украинское имя, коренной значит, – вслух подумал Виталий, рассматривая кота.

 

     – Действительно, пустой, – про себя подумал кот.

 

     Тибо протянул лапу за монтажкой, воткнул её в вороток, и встал в позу для откручивания первой гайки.

 

     Сейчас мясорубку принесу, – засуетился водитель и убежал в сторону кабины. Кот обрадовался, представив какое-то мясное блюдо, и принялся откручивать гайки на спущенном колесе. Радость была недолгой – водитель вернулся с редукторным гайковёртом в руке, мясом от него не пахло. Виталий восхитился, как ловко кот справляется с прикипевшими к диску гайками одной только силой, без технических ухищрений:

 

     – Надо же! Тебе, получается, радиация только на пользу пошла.

 

     Тибо всё ещё увлечённо откручивал колесо.

 

     – Повезло тебе, выходит, – продолжал вслух размышлять водитель. – Хотя, как повезло? Кто же тебе с такой рожей груз-то доверит? – он снова рассмеялся.

 

     Дальше Виталий увлёкся изложением всех сплетен о Чернобыле, которые накопились у него в голове с восемьдесят шестого года. Параллельно он подсказывал Тибо, как достать запаску и что делать с домкратом, потому что любознательный кот вызвался всё сделать сам. Кот при этом чувствовал себя крайне неловко: он соврал всего одно слово, но это вызвало целую цепную реакцию. Тибо пытался перевести тему разговора, опасаясь засыпаться на каком-нибудь простом уточняющем вопросе, но получилось это не сразу. Зато он догадался, о чём речь, за кого его принял водитель, и почему воспринял его без особого удивления.

 

     – Ну-у, спасибо тебе, добрый молодец, – воскликнул Виталий, когда спущенное и запасное колесо поменялись местами. – А ты пешком, что ли, идёшь?

 

     – А ты куда едешь? – оживлённо заводил ушами кот.

 

     – В Буй! – улыбнулся водитель. – Первая буква «б».

 

     – А покажи, где это.

 

     – Ща! – согласился Виталий и полез в кабину.

 

     Кот ожидал увидеть хотя бы навигатор, но водитель вылез с атласом автомобильных дорог в твёрдой, когда-то глянцевой обложке. По этой книге, скорее всего, ещё можно было доехать до Ленинграда, Горького или Куйбышева. Витя ловко раскрыл атлас сразу на нужной странице, и ткнул пальцем:

 

     – Вот здесь, – с гордостью заявил он. – Родина моя.

 

     Скрыть кошачью радость было невозможно:

 

     – А мне сюда, – Тибо ткнул пальцем в нижнюю часть той же страницы.

 

     – Город невест? Так я мимо еду. Залезай!

 

     Кот быстро запрыгнул в кабину, продолжая радостно шевелить ушами, Виталий обошёл кабину и сел в водительское кресло.

 

     – Доброго человека почему бы не подвезти? – продолжил он.

 

     Кот вопросительно на него посмотрел.

 

     – Я когда на человека смотрю, сразу вижу, добрый он или нет, – поделился секретом Витя.

 

     – Да!? – по-настоящему удивился кот и задумался.

     Он был уверен, что так могут только некоты, да и то этому нужно сначала научиться. Грузовик рывком тронулся и вывел кота из задумчивости.

     – А можно я здесь? – кот указал лапой на спальное место за креслами.

 

     – Что, устал с дороги? Ложись, конечно. А я вот решил обороткой, – рассказывал Виталий, видимо, соскучившись по живым собеседникам. – Ночью, конечно, скорость выше, да больно уж домой хочется.

 

     Устать кот ещё не успел, но говорить, что он не хочет светить морду в лобовом стекле семьсот километров подряд, тоже не стал. Он полез в заднюю часть кабины. Виталий снова заставил кота задуматься. Тибо с инженерным складом ума и всеми земными знаниями никак не смог сообразить, как яркость света влияет на скорость машины. Но он поборол свою любознательность и промолчал. Кот снял дождевик, убрал его в рюкзак и разлёгся на спальном месте, спрятав за собой свой большой пушистый хвост. Вытянуть задние лапы не получилось, ему пришлось лечь на бок и упереть колени во впереди стоящее кресло, но это было намного комфортней, чем на полу в кузове.

 

     – Я в дороге музыку слушаю, чтобы не заснуть. Ты какую любишь?

 

     – Гитарную, – тут же ответил кот.

 

     Других вариантов ответа в его башке просто не было.

 

     – Одобряю, – уважительно кивнул Виталий.

 

     Из стопки пластиковых коробочек справа от кресла он не глядя вытащил одну, одной рукой её открыл и достал из неё кассету. Пустую коробочку с корявой рукописной надписью «Nazareth» он отложил в одну из ниш на панели.

 

     – Блюпупов ваших модных у меня нет, я по старинке, – с улыбкой прокомментировал водитель.

 

     Кот уже догадался, что у него в руках магнитная аудиокассета, о принципе работы которой он всё знал, но в лапах никогда не держал. Ему очень хотелось рассмотреть её поближе, лапы буквально чесались, но подобная просьба могла напрочь разрушить его легенду. Виталий, тем временем, вложил кассету в магнитолу над головой. Аппарат со щелчками проглотил её, и из динамиков раздалась громкая музыка. Кот ожидал услышать совершенно другую гитарную музыку, но услышанное превзошло все его ожидания, несмотря на посредственное качество звука и шум дороги. Ему так понравилось, что хотелось в такт размахивать хвостом. Он задумался, что неплохо бы Максу в машине заиметь такой магнитофон с кассетами. Макс за рулём, когда возил кота, вместо музыки обычно слушал какую-то бессмысленную болтовню по радио. Кот уже влюбился в земную музыку, а во время одной из медленных композиций неожиданно заснул. По чуткости сна некоты превзошли не только земных кошачьих, но и людей – если уж заснул, то никакая музыка не способна помешать здоровому некотскому сну.

 

     Тем временем, деревенские мальчишки шли к реке и обсуждали утреннюю побудку подозрительными людьми, которые спрашивали про говорящих кошачьих. Началось всё с того, что Васька, зачинщик издевательств над Максимкой, отвечая домашним, откуда у него кровь, рассказал, как убегал от страшного прямоходящего тигра и разодрал колени об асфальт. Про тигра ему, конечно же, никто не поверил, но мнительная бабушка всё равно оповестила полицию о том, что маньяк в костюме тигра пугает детей по деревне. Дальше информация о тигре-маньяке разошлась по полиции в виде шутки, и в итоге дошла до людей, которые шутку оценили и приехали этим утром в деревню на чёрных микроавтобусах. Но здесь их ждала неудача – никто из восьми ребят, на которых указал Васька, ничего, похожего на говорящего тигра не видел, потому что клятва на мизинчиках – это вам не какие-то допросы. Да и самого тигра в предполагаемом квадрате поиска обнаружено не было. Об этом, правда, пацаны не знали, и переживали, не схватили ли Тибо те, кто его искал. Домой к коту они больше не ходили, чтобы тому ещё раз не попало, но кот давно уже должен был сам прибежать к ним, услышав их голоса, а этого не произошло. Ребятня стала купаться в реке, намеренно громко визжа, чтобы Тибо точно их услышал. Купались они без присмотра взрослых, но это и не требовалось – все, кроме городского Максимки, отлично плавали.

 

     – Шухер! – закричал кто-то. – Васька идёт.

 

     – Пусть идёт, нам прятать всё равно некого.

 

     Васька шёл мириться с Максимкой и остальной ребятнёй, и даже нёс с собой взятку – коробочку с красивыми разноцветными стеклянными камнями. Максимка принял извинение вместе с остальными, и любезно отказался от подарка – городского мальчишку такие сокровища не впечатлили. Затем Васька сам рассказал, почему появились странные люди, спрашивающие про тигра:

 

     – А потом меня к врачу возили. Он сказал: ещё раз увижу говорящего тигра, меня запрут и будут делать уколы в жопу, – Васька поморщился. – Ну, я как-то так понял.

 

     Ребятня с ужасом переглянулась.

 

     – Отчим не рассказывал про уколы, – прошептал мальчуган с частично отсутствующими зубами.

 

     Теперь пацаны опасались, что кот появится при Ваське, но кот к ним так и не пришёл.

 

* * *

     Ужин Филипповых прошёл молча, да и после ужина в комнате перед диваном не хватало плюшевой морды, которая бы детским голосом без умолку задавала вопросы. В телевизоре началась громкая заставка рекламы. Макс молча вышел, и вернулся с рыжим котом в руках:

 

     – Я так не могу, уже привык гладить кого-то мягкого и тёплого при просмотре телика, – прокомментировал он.

 

     – А я не подойду? – игриво спросила Галя.

 

     – Ну-ка, мяукни.

 

     – Ну, мяу.

 

     – Извините, вы нам не подходите, – сквозь улыбку выдал Макс.

 

     Он поставил кота на диван, где обычно торчала башка Тибо. Мелкий кот поначалу осматривался, но потом понял, чего от него хотят, и растянулся на диване. Возможно, он даже почувствовал, что это место его большого брата.

 

     – Смотри, животик подставил, значит доверяет, – блеснул Макс знанием кошачьих повадок.

 

     – Тебе почему-то все коты в последнее время доверяют.

 

     – Я не кот! – возмутился Тибо в дверном проёме.

 

     Филипповы молча вскочили и бросились к большому коту.

 

     – Вы уже кота завели? –ревниво спросил Тибо, обнимая своих временных родителей.

 

     – Мы по тебе скучали, а он напоминает нам о тебе, – Макс не стал озвучивать настоящую версию появления кота. – В хорошем смысле напоминает, а не потому, что он кот.

 

     – Как ты, котик? Всё хорошо? Ты голодный?

 

     – Хорошо. Очень голодный, – признался кот. – Меня немного покормил водитель, который вёз. Добрый.

 

     – Вот, кстати, на эту тему нам предстоит серьёзный разговор, – посерьёзнел Макс. – А пока, может, в горячий душ?

 

     – Без меня сделали? – изобразил расстройство кот. – Я потом.

 

     Тибо, окружённый двойным вниманием, плотно поужинал, а затем на своём месте принялся взахлёб рассказывать о своих приключениях. Ему непрерывно чесали за ушами, а он передавал это чесание рыжему коту, который развалился у него на задних лапах сытым брюхом кверху. Кот в деталях рассказывал, как он потерял грузовик вместе с планшетом, как познакомился с доброй овчаркой и ездил на поезде, как перехитрил караульных ежами и не испугался грома и молнии. Успокоил Филипповых, что других зондов нет, и ему больше не нужно никуда далеко уезжать. Затем восторженно вспоминал, как купался в огромной реке, видел на ней корабль, и не забыл упомянуть, что теперь хочет увидеть самолёт. Потом похвастался, как сам поменял большое колесо; признался, что первый раз в жизни соврал, и ему очень не понравилось, зато понравилась земная музыка, где гитар несколько, но звучат они совсем не как у Макса.

 

     Кот затянул повествование допоздна, но Филипповы его не торопили. По какой-то необъяснимой причине они были очень рады, что к ним вернулась эта добрая плюшевая морда.