Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     Кот возник на кухне, стоило только Гале переступить порог после трудового дня:

     – Как хорошо, что ты вернулась, – любезно произнёс шерстяной подхалим.

 

     – Я тоже рада тебя видеть, котик. Только ты рано, – Галя догадывалась, почему кот на самом деле рад её появлению на кухне, – чуть позже будет суп, который ты ещё не пробовал.

 

     – А ты можешь приготовить рыбу на пару? – не стал ходить вокруг, да около Тибо. – Это полезно для костей.

 

     – Могу, только у нас рыбы нет. Давай завтра куп…

 

     – У нас есть, – перебил Тибо и вытащил из котельной целый пакет свежей рыбы с надписью «Ашан 10 кг».

 

     – Ой! – неподдельно удивилась Галя. – Это ты сам наловил?

 

     Кот утвердительно кивнул ушами под потолком.

 

     – Какой ты у нас молодец! – похвалила она Тибо, будто он принёс первую пятёрку.

 

     Плюшевая морда радостно отреагировала на похвалу.

 

      – Только в следующий раз поменьше лови, – добавила Галя, – мы же сразу столько не съедим.

 

     – Я постараюсь. Они просто целой стаей вместе плавают, – пояснил кот.

 

     – Косяк, – поправила Галя.

 

     – Почему косяк? – удивлённо посмотрел кот.

 

     – Стая рыб называется косяк. 

 

     – А, опять недостаток фантазии, – скривил морду кот. – Я могу придумать вам новое слово для рыбной стаи.

 

     – Не нужно.

 

     – Бесплатно, без регистрации и СМС.

 

     – Рыб вполне устраивает косяк. Придумай лучше, куда нам столько рыбы деть.

 

     – Это я там ещё дяде половину отдал, – сболтнул лишнего кот.

 

     – Ты опять за своё? – Галя строго посмотрела на кота.

 

     Кот виновато поджал уши.

 

     – Этот добрый был, – оправдывался Тибо. – Они вдвоём тоже пытались рыбу ловить, но были нетрезвыми, поэтому у них ничего не получалось. А когда второй злой отошёл, я подошёл к первому, и поделился уловом.

 

     – И как он отреагировал?

 

     – Я недопонял, – пожал плечами кот. – Он сказал: «Спасибо, господи, я брошу пить!» Но рыбу взял.

 

     – Пообещай, что больше не будешь показываться незнакомым.

 

     – Я обещаю, – неуверенно ответил кот.

 

     – Иначе тебе придётся жить в лесу, а не рыбу на пару есть.

 

     – Да, новый суп я тоже буду есть, – на всякий случай уточнил кот.

 

     – Кто бы сомневался. Отбери пока самые вкусные на троих.

 

     Кот начал выкладывать содержимое пакета.

 

     – Ну не на пол же! – притопнула Галя.

 

     Тибо снова прижал уши, и перенёс улов к мойке.

 

     – Макс, привет! – кивнул ушами кот, не отрываясь от разбора рыбы.

 

     – Привет, – Макс поводил носом. – А чего у вас за рыба?

 

     – Добытчик наш наловил, – гордо объявила Галя.

 

     – Ого! Значит, у нас расширение ассортимента, – оценил Макс содержимое раковины, подойдя ближе. – А как ты наловил? Ты же не можешь под водой плавать со своими ушами.

 

     – Они сами всплывают от силового поля, – пояснил кот.

 

     – Это, наверное, браконьерство, но мы никому не скажем, – улыбнулся Макс. – А я тебе телефон с работы притащил, с разбитым экраном, всё, как ты любишь.

 

     – Ой, спасибо, – засуетился кот. – Галь, я выбрал.

 

     Тибо быстро сполоснул лапы, и тут же исчез в своей комнате с новым подарком.

 

     – Вроде, в чате окрошку обещали? – уточнил Макс.

 

     – Обещали. Окрошка случится быстрее, если кто-нибудь это почистит, – Галя подвинула миску с овощами.

 

     За дверью заиграла мелодия на телефоне.

 

     – И как это понимать? – на кухне возникла возмущённая шерстяная морда.

 

     В одной лапе кот держал свой новый телефон, второй протягивал звонящий телефон Макса. Вызывал абонент «Кот».

 

     – А-э… – растерялся Макс. – Я тогда ещё не знал, что ты не кот.

 

     – Ты с самого начала знал, – имитировал обиду кот, отключая вызов.

 

     – Ну значит не знал, что тебя так нельзя называть. А потом всё было недосуг.

 

     – А сейчас до них? – недовольная башка нависла над столом.

 

     – Ладно, я исправлю.

 

     – Исправь сейчас, – кот протянул аппарат.

 

     – Нашёл, с кем соревноваться в упрямости, – проворчал Макс, вытирая руки полотенцем. – Держи, готово!

 

     Кот позвонил повторно. Надпись «Тибо» его устроила, и он вернул телефон Максу.

 

     – Было так удобно на букву «к», а теперь там Татьян перед тобой целый вагон.

 

     – Галь, где твой телефон? – кот продолжил допрос.

 

     – В сумке, вон, поищи, – кивнула Галя.

 

     – Ну всё, готовься, – ввернул Макс.

 

     Тибо набрал номер, и вытащил из недр Галиной сумки пищащую трубку. Молча отклонил вызов и, довольный, убрал аппарат обратно. Здесь он был подписан как «Котик». Кот вернулся в котельную, по пути показав Максу язык.

 

     Только Макс увлёкся нарезанием овощей, телефон на столе снова заиграл. Макс вытер мизинец и включил им громкую связь.

 

     – Чего с собой бг'ать? – спросила трубка.

 

     – А вы к нам?

 

     – Вг'оде как, вас надо избавить от свежей г'ыбы, – пояснил Лось.

 

     – А, понял. Ничего не нужно.

 

     – Пг'инято, – согласилась трубка и отключилась.

 

     К началу раздачи первого блюда Тибо не вышел – кошачье чутьё не было настроено на окрошку.

 

     – Тибо, иди поешь!

 

     – Суп? – высунулась плюшевая морда из котельной.

 

     – Суп.

 

     – А рыба?

 

     – Рыба позже, окрошечки пока наверни.

 

     Кот уселся на заниженную табуретку и приготовился к обслуживанию. Перед ним поставили его суповую тарелку с ручкой и залили квасом.

 

     – Это салат с пивом! – кот скривил морду.

 

     – Это окрошка с квасом.

 

     – Я предупреждал: ваш алкоголизм до добра не доведёт, – возмущённо продолжил Тибо.

 

     – Да ты попробуй сначала, – Макс уже во всю орудовал столовой ложкой.

 

     Кот осторожно поднёс соусницу к своему большому носу.

 

     – Посоли по вкусу, – посоветовала Галя.

 

     – Посоли сама, меня устраивает твой вкус, – снисходительно разрешил кот, – обычно, – слегка язвительно добавил он.

 

     – Крайне рекомендую добавить, – Макс пододвинул к дорогому гостю майонез, горчицу и хрен.

 

     – Это вредное, это противное, а это вообще не понимаю, как вы едите, – кот методично расшвырял упаковки по столу.

 

     Он продолжил обнюхивать содержимое сосуда, и, не унюхав ничего противопоказанного некотам, немного отпил из носика.

 

     – М-м, интересное сочетание, – оценивающе промычал он после второго глотка.

 

     После третьего фыркнул, запустил в гущу выпущенные когти и недовольно выудил на стол пару нарезанных кубиков:

 

     – И здесь какая-то гадость.

 

     – Редифка, – причмокивал Макс.

 

     – Редифка здесь точно лишняя, – постановил кот, продолжая выковыривать кусочки.

 

     Внезапно кот замер, глядя в открытое окно, и вытянул уши.

 

     – Я видел там что-то красивое, – завороженно произнёс он.

 

     – Соседку? – подыграл Макс.

 

     – Нет, совсем маленькое, – кот отставил соусницу и рванул к выходу.

 

     – Смотри, там бабушкина скалка всё ещё лежит, – пригрозила Галя.

 

     Макс молча продолжил поглощение пищи. Вскоре кот появился в окне над столом и аккуратно просунул морду в дом. На кончике кошачьего носа сидела бабочка-крапивница.

 

     – Смотрите, – едва слышно произнёс он.

 

     – Осторожно, она ядовитая! – вскрикнул Макс.

 

     Кот в ужасе выпучил глаза, зашипел, убрал морду, начал бить себя лапами по носу и трясти ушами, прогоняя опасное существо.

 

     – Я пошутил, – заржал Макс.

 

     – Не смешно, – морда в окне показательно надулась.

 

     – Ну извини, не подумал.

 

     Макс протянул растопыренную пятерню, что означало предложение почесать за ушами.

 

     – Нет, я хочу её рассмотреть.

 

     Кот вновь мгновенно поменял настроение и исчез за окном. Если бы Тибо гулял с деревенской ребятнёй, он бы познакомился с очередным гениальным изобретением – сачком для бабочек. Впрочем, сачок ему и не требовался: бабочка вернулась, и сама садилась на кошачью шерсть. Кот был настолько в восторге от разноцветного чуда, что забыл даже о еде. От созерцания прекрасного творения его отвлёк подъезжающий грузовик Лося.

 

     – Пг'ивет г'ыболовам! – начал Лось издалека.

 

     Кот молча поприветствовал Лося ушами и осторожно подошёл с бабочкой на вытянутой лапе:

 

     – Смотри! – почти шёпотом похвастался Тибо.

 

     – А ты мышей ещё не ловишь? – поддел Лось.

 

     Кот скривил морду и показал язык.

 

     – Ладно, ладно, иди показывай свой улов.

 

     – Подожди, – кот остановил его лапой.

 

     Неведомо откуда в лапе Тибо появился мобильник, затем мелодия вызова заиграла у Лося в нагрудном кармане. Он достал свой телефон, а Тибо заглянул в светящийся экран.

 

     – Чего ты мне звонишь? – не понял Лось.

 

     – Ничего. Догоняй! – озорным детским голосом бросил кот, и в три бесшумных прыжка оказался на крыльце.

 

[зарезервируем это место для промежуточных котоприключений, дальше начинается финал]

 

* * *

     Некоты готовились к полёту на Землю заранее, и перед ними встал выбор: полететь на большом защищённом корабле, подобном тому, на котором они прилетали полгода назад, или выбрать небольшой челнок, который земные военные даже не засекут. Они выбрали оба варианта. На общем совете было решено доставить к началу туннеля оба корабля, затем после открытия червоточины связаться с Тибо, и действовать уже в зависимости от полученного ответа. Либо забирать своего сородича силой, если его удерживают против воли, либо эвакуировать его незаметно, если удастся договориться на безлюдную точку сбора.

 

     После появления искомого некота на борту корабля, им будет достаточно подняться над землёй на несколько километров, и уже через несколько секунд корабль перенесётся в атмосферу родной планеты. В другую сторону телепортация, к сожалению, не работает – на Земле необходимо построить соответствующие приёмники для этого. Поэтому после сеанса связи любому из кораблей потребуется ещё неделя, чтобы добраться до Земли. Зато за это время Тибо сможет подготовиться к побегу или выбрать подходящее место для приземления.

 

     У некотского плана был и более серьёзный недостаток – связаться с Тибо получится только в случае, если нательные браслеты всё ещё на нём. С браслетами он может поддерживать контакт молча, даже если находится в плену, но без браслетов его невозможно будет отыскать, даже если он свободно гуляет по лесу. Расстояние в семьсот километров между двумя точками выхода Тибо в эфир делало эту задачу нереальной. Именно утери браслетов некоты боялись больше всего, у них не было представления, как действовать в случае, если Тибо не выйдет на связь.

 

* * *

     Макс подъехал к дому и зашёл в калитку. Не дойдя до крыльца, он замер с открытым ртом. Тибо сидел у фундамента к нему спиной, рисовал на куске картона иероглифы и что-то шипел на своём языке, а рыжий кот сидел напротив, и молча смотрел на импровизированную доску с умным видом.

 

     – Привет! Я тебя чувствую, – не оборачиваясь, выдал кот.

 

     – Только не говори, что он тебя понимает, – вышел из оцепенения Макс.

 

     – Нет, – наконец, обернулся Тибо. – Была надежда, но он совсем пустой.

 

     – Это ты, чтобы не забыть, как разговаривать со своими? – пошутил Макс.

 

     – Я уже сегодня буду разговаривать со своими, – плюшевая морда довольно пошевелила ушами.

 

     – Сегодня?! – Макс аж прикрикнул. – А чего ты не сказал-то?

 

     – Я говорил, – с упрёком посмотрел кот, – сто семьдесят три дня назад.

 

     – Значит, ты сегодня от нас улетишь? – с дрожью в голосе тихо спросил Макс.

 

     – Нет, ещё семь дней нужно, чтобы корабль долетел до Земли после открытия туннеля.

 

     Полученная информация Макса всё равно не обрадовала. Он машинально запустил руку в кошачью шевелюру и какое-то время молча стоял с задумчиво-расстроенным выражением лица, теребя мягкую шерсть за острыми ушами.

 

     Галя тоже не пришла в восторг от новости о скором окончании каникул Тибо. Вслух об этом не говорили, но по настроению Филипповых было и так всё понятно. Если бы они были некотами, они бы весь вечер ходили с обвисшими ушами. Тибо был уже не просто вынужденным гостем со смешным голосом. Макс с Галей настолько сильно к нему привязались, что за последние полгода шерстяная морда стала для них практически полноправным членом семьи, хоть и без отметок в паспорте.

 

     Кот, напротив, буквально светился от счастья в предвкушении разговора с близкими ему некотами. Про себя он отметил, что за ужином его чересчур учтиво обслуживали, затем проявляли излишнюю заинтересованность к его обычной вечерней болтовне, и конечно же, по очереди массировали плюшевую башку, соблюдая неприкосновенность ушей. Тибо не задумывался о расставании с Филипповыми, по крайней мере, пока. Разумеется, он тоже успел с ними породниться, просто его мысли сейчас были совсем на другой планете.

 

     Филипповы заговорили о Тибо только когда остались одни.

 

     – Я не хочу, чтобы он улетал, – нарушила Галя тишину.

 

     – Я тоже, – ответил Макс в темноту, – но это форменный эгоизм по отношению к нему. Он, вон, от радости почти подпрыгивает. Если бы не потолок…

 

     – Можно устроить выпускной вечер.

 

     – Нужно! – поправил Макс. – Артёмов и Лосей позовём. Думаю, Тибо будет рад.

 

     – И фотки нужно обязательно сделать в последний день. Там запрет будет уже неактуален.

 

     – Сделаем, – промычал Макс, засыпая.

 

     Кот не лёг спать, несмотря на поздний час, а уселся в котельной, ждать открытия квантового туннеля. Он разобрал свою кровать и соорудил из базисного материала проектор для видеосвязи. Когда расчётное время подошло, он буквально не находил себе места, и хаотично слонялся по помещению. Вместе с открытием туннеля сразу же должна была появиться радиосвязь с родной планетой, но эфир предательски молчал. Тибо несколько раз заново провёл расчёт времени открытия портала, синхронизировал часы своего телефона с Интернетом, выходил на улицу и всматривался в звёздное небо, в надежде увидеть хоть какую-то подсказку, но ничего не происходило.

 

     Прошёл уже почти час с момента, когда туннель должен был открыться, но связь так и не заработала. В плюшевой башке бешено роились разные мысли, вплоть до самого плохого варианта. Физика кротовых нор давно была изучена некотами, но осталась неподвластна им. Проще говоря, повлиять на открытие туннеля между галактиками они не могли. Что, если туннель больше вообще никогда не откроется? Полгода ожиданий коту под хвост, а следующие триста лет скрываться от посторонних людей в котельной, которая уже через несколько лет станет мала ему по росту? Тибо сидел на полу перед газовым котлом, уставившись в одну точку, и чуть слышно скулил.