Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

      – Макс. А у вас там. Есть ванная, – вопрошающе посмотрел Тибо, когда Макс в очередной вечер привёз ему еды.

      – Блин, ты помыться, наверное, хочешь. Я об этом не думал.

      – Горячей бы. Я каждое утро. Снегом моюсь.

      – Брр, это же холодно, – поёжился Макс.

      – После зарядки. Не холодно.

      – Зарядки? – удивился Макс.

      – Зарядки, – подтвердил кот и показательно напряг бугорки мышц на лапе. – Каждое утро. Тебе тоже надо, – он ткнул Макса в пузо когтем.

      – Это… – Замялся Макс, – строение у нас просто разное.

      – Это отговорки. Мясо управляет костями. Нет разницы, – парировал кот.

      – Сейчас подумаем насчёт ванной, – сменил Макс тему и достал телефон.

      – Я тебя научу. Когда переедете, – не унимался Тибо.

      – Погнали, тренер, – Макс кивнул в сторону выхода после разговора с Галей, – купать тебя будем.

     Они оставили кошачью еду дома и подошли к машине. Тибо протиснулся в заднюю дверь и наклонился между креслами – уши упёрлись в лобовое стекло. Он покрутил ручку стеклоподъёмника, выгнулся и высунул башку через окно.

      – Это фиаско, братан, – Макс почесал затылок. – Тебе так на морду красный треугольник надо вешать по ПДД. Ну-ка, вылазь.

     Макс опустил задние кресла, открыл багажник и сдвинул вещи в один угол. Кот залез через багажник и свернулся калачиком. 

      – И так сойдёт, – заключил он, накрывая кота старым покрывалом.

 

     Они тронулись. При появлении городских огней кот начал выглядывать из-под покрывала. В итоге любопытство взяло своё и он приподнял башку к окну. В заднем стекле шевелились острые кошачьи уши, а большие золотые глаза с интересом рассматривали мерцающие рекламные вывески. На светофоре они поравнялись с другой машиной. Сзади в детском кресле сидела девочка, улыбалась и махала коту своей маленькой ручкой. Кот помахал в ответ своей мягкой лапой.

 

      – Эй, ты чего творишь? – шикнул Макс, когда увидел его в зеркало заднего вида.

 

      – Дети добрые. Им можно, – пропищал кот из-под покрывала.

     Макс остановился прямо у подъезда, открыл багажник и показал коту на кусты за лавочкой. Тибо вылез из машины и одним прыжком занял позицию в кустах. Позиция для тёмного кота на белом снегу в зимних кустах без листьев оказалась так себе. Макс припарковался и вернулся к подъезду.

      – Наверху чисто, – сообщила по телефону Галя, которая выглядывала с площадки четвёртого этажа.

     Макс жестом позвал кота, и они стали на цыпочках подниматься по лестнице.

      – Один этаж до цели, – подумал Макс про себя, продолжая воображать себя секретным агентом.

 

     Этажом выше щёлкнул дверной замок. Макс взял кота за лапу и приставил указательный палец к губам. Наверху открылась дверь и по площадке зацокала соседская болонка, за ней появилась и сама хозяйка, заперла дверь и стала шоркать вниз по лестнице. Макс повёл кота за лапу вниз, но снизу вдруг заиграла мелодия открытого домофона. Он остановился и подтолкнул кота обратно наверх. Сверху точно шла одинокая бабулька, а какой враг подбирался снизу разведке было неизвестно. На третьем этаже кто-то удачно скоммуниздил лампочку, поэтому разминуться с бабушкой стратежнее всего было здесь. Макс выбирал в голове наименее идиотский вариант объяснения из всех, которые успели прийти ему в голову по мере приближения шагов.

 

      – Батюшки, какие нынче красивые костюмы делают! – спустилась на этаж соседка и потрепала кота за шерсть. – Максим, это ты Гале сюрприз ведёшь?

      – Ага, ей, – растерянно согласился Макс, продолжая подталкивать Тибо выше.

     Болонка, которая обычно лаяла на всех подряд, молча пятилась хвостом вперёд, не отводя взгляд от кота.

      – А Зина говорит вы съезжаете на днях? – продолжала допытываться соседка.

     Галя затащила кота за дверь квартиры, а Макс закончил вынужденный любезно-социальный диалог.

      – Ещё никогда Тибо не был так близок к провалу, – выдохнул он, когда захлопнул дверь изнутри.

     Кот в этот момент уже сиял от радости, глядя на целую ванну с пеной и плавающей в ней жёлтой резиновой уточкой.

      – Там гель, шампунь, вот тебе большое полотенце, – любезничала Галя.

      – Полную зря налила, сейчас Архимед поможет нам устроить потоп напоследок, – с укором отметил Макс, проходя мимо ванной.


      – Разберусь. Спасибо, – кот закрыл за собой дверь.

     Макс открыл на кухне кран, чтобы помыть руки, давление воды изменилось, коту на лапу попал кипяток, и он прошипел на своём языке что-то про мать создателя газовой колонки.

      Филипповы успели поужинать, обсудить все дневные новости и ещё раз проговорить детали переезда. Кот всё плескался в ванной.

 

      – Давай в темпе вальса, – постучал Макс в дверь ванной, – мне тебя ещё домой везти.

      – Почти готов, – ответил детский голос из-за двери.

     Спустя несколько минут кот вышел. С довольной мордой, сухой блестящей шерстью и пахнущий шампунем. В ванной мокрым было всё: пол, стены и потолок. Всё, кроме большого полотенца на трубе. Похоже, что Тибо, который не кот, всё-таки сушил шерсть как кот.

      – Точно не кот, – пробубнил Макс, – те воды боятся.

     Пока Макс одевался, Тибо прошёл и осмотрел съёмную квартиру, шевеля ушами. В квартире он мог шевелить ими, не задевая потолок.

 

     Операция по возвращению кота прошла без происшествий. Когда Макс подъехал к дому, пушистый калачик под покрывалом сопел с закрытыми глазами. Макс растормошил его, кот вылез через багажник и потянулся.

 

      – Иди, спи, я уж не буду заходить, – кивнул Макс на дом.

      – Спасибо. Макс, – пропищал кот, обнял Макса и прижал к себе.

      – Отставить телячьи нежности, – Макс высвободился из мягких лап и сел в машину.

     Кот провожал его взглядом у калитки, пока красные фонари не скрылись за поворотом.

     Субботний переезд начался по заранее намеченному плану. Макс с Галей привезли на своей легковушке посуду, прочие хрупкие вещи и разную мелочь, с которой можно было справиться без помощи грузовой машины. Тибо помогал носить коробки и не находил себе места. Он переживал все ли друзья Филипповых окажутся добрыми и будут ли они с ним дружить.

 

      – Здг'авствуйте! Тг'анспог'тная компания «на тг'и буквы» к вашим услугам, – полноватый картавый Лось хлопнул дверью яркого грузовика с тремя латинскими буквами на борту.

     С пассажирской стороны спрыгнула Таня. Рядом припарковался белый Солярис, из которого вышли Артём и Люда.

      – Давайте сразу занесём приборы и материалы из багажника, – предложил Артём, когда они перездоровались.

      – Ребят, подождите, – Галя построила всех перед крыльцом. – У нас есть один секрет.

      – Огромный такой секрет, – напел Макс.

 

      – Это очень важно и должно остаться в нашей компании, – продолжила она серьёзно.

      – Заинтг'игован Станиславский, боится выйти в туалет, – продекламировал Лось, за что тут же почувствовал рёбрами Танин локоть.

      – Неужто расширение семейства? – предположила Люда.

      – Наконец-то! Да ладно! Неужели? – наперебой защебетали девчонки. – Наследник Филипп второй! Вот дом-то к чему!

      – Нет, – оборвал галдёж Макс. – Ну то есть, и да, и нет, – неуверенно добавил он.

      – Блин, ну не кота же вы завели? – нашёлся Артём.

     Компания засмеялась. На крыльце появился Тибо, все замерли.

      – Сг'ать-копать! – прервал тишину Лось.

      – Филипы, это кто? – прошептала Таня.

      – Друг, не бойся, добрый, – улыбнулась Галя.

      – Не смешно, – сказал Тибо.

      – Это говорящий кот, – продолжала шептать Таня.

      – Я не кот, – укоризненно посмотрел кот и постучал ушами по потолку.

      – Он не кот. Знакомьтесь, наш друг и товарищ Тибо, – представил Макс кота.

      – Все добрые, – тихонько сообщил кот Максу, когда осмотрел компанию.

 

     Народ осторожно приблизился к коту и потрогал его. Теперь мужья не хотели оставлять своих жён наедине с шерстяным мускулистым инопланетянином с когтями, да жёны и сами его побаивались. Идеальный план переезда не предполагал такого исхода событий. Пришлось сделать чайную паузу и поведать краткую историю кота. Кот стеснительно сидел на своей любимой низкой табуретке – столько внимания одновременно от незнакомых ему людей он ещё никогда не испытывал. Филипповы рассказывали о своём госте, а Тибо молча кивал ушами, подтверждая достоверность рассказа. К концу повествования все, включая кота, освоились в новом коллективе. Мужики наконец-то поехали забирать мебель, а женская половина тем временем выяснила, что кот балдеет, когда ему чешут за ушами, а два его когтя отлично заменяют штопор.

 

     Как только грузовик показался в начале улицы, Тибо тут же выбежал его встречать. Ещё немного ожидания, и ему бы накрасили когти в цвет его браслетов. Лось подъехал задом к калитке, кот запрыгнул в фургон и стал помогать с разгрузкой. Честнее будет сказать: коту помогали с разгрузкой, пока он таскал мебель. Диван, с которым при погрузке кряхтели трое, он нёс на плече одной лапой, попутно приседая при виде чужих машин.

 

     Кот не унимался даже когда фургон опустел. Он спрашивал куда что ставить и разносил мебель по дому, хотя его никто об этом и не просил. Против, разумеется, тоже никто не был – Макс с Галей планировали разбор вещей лишь на следующий день. Лось с Артёмом в это время отвезли машины и вернулись на такси. Когда гора мебели закончилась, все уже сидели за столом. Только Тибо продолжал разбирать мешки и коробки с интересными вещами и носил распакованное к столу за пояснениями.

 

      – Что-то пустое, – принёс он двенадцатиструнную гитару, обмотанную пищевой плёнкой.

     Макс разорвал плёнку и взял несколько аккордов. Кошачьи уши завибрировали и кот с открытой пастью уставился на струны. Макс приглушил звук ладонью и вернул гитару коту.

      – Я ещё хочу, – кот, будто загипнотизированный, протянул инструмент обратно.

     Макс согласился и запел что-то из Арии. Кот смотрел на струны так же завороженно, как недавно наблюдал за тлеющими углями в мангале, только ещё с дрожащими ушами. Макс, по мнению друзей, и так хорошо играл на гитаре, но кот своими высокочастотными ушами, очевидно, слышал какие-то гармоники, которые и вовсе вводили его в транс.

      – Наслушаешься ещё сегодня, – Макс снова вручил коту гитару, когда доиграл последние такты.

      – Это очень-очень. Здорово, – восхищался Тибо. – У вас даже нет. Таких слов. Чтобы описать.

 

      – У нас есть, но ты, говог'ят, до них ещё не дог'ос. – засмеялся Лось.

      – Так, поручик, молчать, – вмешалась Таня.

     Кот унёс гитару и попробовал извлечь из неё музыку самостоятельно. У него ничего не получилось, и он вернулся с напольными весами.

     – Это весы, только ты их собой сломаешь, – схватил весы Лось. – Смот'ги.

 

     Он положил китайский пластиковый прямоугольник на пол и встал на него, на дисплее заморгало число 101.

 

      – Во! Центнег' и одно попугайское кг'ылышко, – с гордостью в голосе сообщил Лосев, сходя с весов.

     Кот прижал уши и встал на весы. Экран показал 73.

      – Ничоси! Ты там пустой что ли? – удивился Лось.

      – Я не пустой, – насупился Тибо, возможно, неправильно поняв значение слова.

      – Бросай ты этот хлам, иди расскажи нам лучше про светлое будущее, – Артём кивнул на свободное место у стола.

     Кот ещё какое-то время ходил с распакованными вещами, а потом пришёл со своим креслом к столу. Серебристое кресло он соорудил из своих палочек такой высоты, чтобы, сидя за столом, быть на одном уровне с остальными. После того как все опробовали кошачий трон, он сел за стол и придвинул к себе чистую тарелку. Со всех сторон ему надобавляли в тарелку разных угощений, он потёр лапы и выпустил когти. При виде когтей сидящий рядом Артём вздрогнул.

 

      – Филиппов, а как ты не обосг'ался-то пг'и встг'ече? – съехидничал Лось, который тоже заметил процесс выпуска когтей.

 

      – Не к столу будет сказано, я как раз из туалета и возвращался, – улыбнулся Макс.

      – Палкой меня хотел. Избить, – подыграл кот, препарирующий длинными когтями еду.

      – Точно, я же с дубиной на него пошёл, а он, вон, дружелюбный оказался, – выкрутился Макс, чем заслужил уважительные взгляды за столом.

      – А сто грамм ему можно? – Артём помахал открытой бутылкой.

     Кот фыркнул.

      – А ты батю его представь и вопрос отпадёт сам собой, – пошутил Макс.

 

      – Н-да, – Артём поставил бутылку на стол, видимо всерьёз представив взрослого кота.

      – Я вам дам сто грамм, – погрозила Галя в сторону Артёма. – Сейчас я тебе чайку сделаю как ты любишь. – любезно добавила она, обращаясь к коту, и пошла хлопотать на кухню.

     Кот наелся и оказался в центре внимания. Он рассказывал о жизни на своей планете, о достижениях науки, которыми его цивилизация могла поделиться с землянами, если бы они адекватно приняли эти знания, о существовании других высокоразвитых миров, ещё неизвестных человечеству. 

      – До чего же умный, а? – восхищалась Люда. – Сколько ты всего знаешь.

      – И как тебя цыгане в детстве не сп… – ввернул Лось.

      – Лосев! – грозно одёрнула его Таня.

      – Взрослые знают. Я только примерно. Представляю, – оправдался кот.

      – А сколько тебе лет? – поинтересовалась Люда.

      – Ваших почти девятнадцать, – посчитал кот.

      – А живёте долго ли? – спросил Артём.

      – Триста. Четыреста. Ваших, – удивил кот. – Можно дольше. Наука позволяет. Мало кто пользуется.

      – Прикинь, ты триста лет на диване лежишь и у тебя всё есть. Ясен пень, полетишь приключения искать, – предположил Макс.

      – Вот уж говог'ите за себя. – Возразил Лось, – я бы может и полежал.

      – Если бы не наши вояки, может давно и захватили бы нас, – допустил Артём.

      – Если бы хотели. Давно бы захватили, – пояснил кот. – Кто мог захватить. Сами себя уничтожили. Своим оружием. Были планеты.

     Тибо начал рассказывать как устроена противоракетная оборона разных стран Земли и почему она неэффективна от вторжения инопланетян, если таковое всё же произойдёт.

 

      – Я чего-то не понял, – Лось почесал затылок.

      – Ну вот зачем? – обречённо сказал Макс.

 

     Но было уже поздно. Кот взял картонку и начал царапать объяснение. Макс встал из-за стола и направился к двери как обычно делают в момент телерекламы – пользы от объяснения высших наук на картонке было примерно столько же. Тибо же при получении уточняющих вопросов превращался в профессора, который очень любит свой предмет, и не закончит лекцию до тех пор, пока последний студент в аудитории не перестанет смотреть на доску пустыми глазами.

 

      – Всё ходит по цепи кругом, – Макс вернулся к столу вместе со шлейфом морозного воздуха.

     Разумеется, за столом мало кто понимал подробности, но перебивать кота никто не решался. Сложно сказать был ли кот плохим учителем или ребята плохими учениками. Между тем, если бы информация с картонки была получена ими из официальных источников, а не от говорящего кота, компанию бы не выпустили из страны на турецкие пляжи до конца жизни.

      – Вг'оде дошло, – наконец догадался Лось как пораньше сбежать с лекции. – Значит могут напасть хоть завтг'а.

 

      – Ты встретил кота. Маленького. Беззащитного, – кот изобразил лапами размер домашнего кота, чтобы исключить недопонимание. – Нападать будешь. Нет. Накормишь. Обогреешь.

      – Это потому что кот.

      – Аналогия, – продолжал объяснение Тибо. – Для развитых цивилизаций. Которые летают. Между галактиками. Вы глупые. И беззащитные. Незачем нападать.

      – Ну, г'есуг'сы забг'ать.

 

      – Не нужны им твои. Примитивные ресурсы, – заключил кот. – Нефть у вас закончится. Через сорок три. Года.

      – Минутка оптимизма на Нашем радио, – вставил Артём.

      – Котам не нужны твои примитивные ресурсы, – повторила Лосева и отодвинула от мужа стакан с остатками желтоватой жидкости.

      – Я не кот, – в сотый раз повторил кот.

      – А кто тогда? Как твоих сородичей назвать? – спросила Таня.

      – Человекоподобный… – задумался Тибо, – кот. Но я не кот, – сам себя запутал кот и потряс башкой. – Нет такого слова.

      – Нет такой буквы! – объявил Лось и недвусмысленно поставил свой пустой стакан перед Артёмом. – Аг'тём, кг'утите баг'абан!

      – Значит будешь просто «некот», – придумала Люда.

      – Не обижайте нашего некотика, – Галя вернулась с кухни и почесала Тибо за ушами.

     Определение прицепилось к Тибо само собой. Кот был не против, поскольку более подходящего слова в русском языке всё равно не было, а слово «некот» явно отражало суть: он не кот. Множественным числом стало «некоты», причём, с ударением на второй слог.

 

      – Что-то засиделись мы, котятки, – резюмировала Таня.

     Кот повёл ушами.

      – И некот, – продолжила она. – Надо закругляться. Давайте поможем вам тут убрать всё.

      – Спиногрызов бы с собой взяли, если бы знали, что у вас тут чудо такое. – Добавила Люда и потрепала Тибо за шерсть.

      – Привезёте ещё, – ответила Галя и тоже засуетилась с посудой.

      – А мы к вам сами в баню ещё напросимся, – Макс положил руку на плечо коту. – Мы.

      – Палка в дог'огу, – Лось успел схватить пустые стаканы до того, как их забрали, и поставил перед Артёмом.

     Последствия застолья оперативно нейтрализовали и все вышли на улицу прощаться. При появлении машины с шашечками кот растворился в доме.

 

      – Ну вот, большое дело сделали, – обозревал Макс расставленную мебель, сидя на диване. – Спасибо, Тибо, без тебя бы не справились.

      – Макс. Ты обещал, – кот с сияющими глазами протянул гитару.

     Он лёг на пол, подпёр башку локтями, уставился в гриф и приготовился слушать. Пальцы скользили по струнам и выдёргивали из них мелодию.

      – Какими словами. Это назвать, – кот вышел из транса, когда Макс сделал паузу.

 

      – Эван Добсон. Кажется, – вспоминал Макс. – А те, которые имел ввиду Лось, тебе не стоит знать.

 

     Галя села на диван рядом и стала гладить плюшевую башку между вибрирующими ушами. Если бы у Тибо был стрелочный индикатор удовольствия, он бы сейчас зашкаливал.