Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     Кот позвонил, когда Макс уже заканчивал работу в офисе и собирался домой.

 

      – Да, Тибо?

 

      – Макс. Три тысячи рублей. Это много? – начал кот издалека.

      – Ну это смотря для чего.

      – Для меня.

      – Неожиданно. Ты хочешь что-то купить?

      – Да.

      – Думаю, можем себе позволить, если тебе правда нужно.

      – Очень нужно. Отправляю список. И где купить.

     Кот шуршал в трубке некоторое время. На экране компьютера всплыло сообщение мессенджера.

      – Пруток вольфрамовый, кислота азотная, креи… крие… – читал Макс содержимое корзины по ссылке. – Тибо, что это за хрень?

      – Нужные компоненты, – замялся кот. – Сложно объяснить.

      – Ты точно знаешь что с этим делать?

      – Точно. Знаю.

      – Хорошо, постараюсь заехать, вроде по пути. Только Гале не говори.

      – Спасибо. Макс.

     Когда Макс подъехал к забору, Тибо ждал его у калитки.

      – Получилось? – кот возбуждённо водил ушами.

     Макс протянул ему пакет с логотипом интернет-магазина и кот тут же ускакал в дом. Галя уже суетилась у плиты. Филипповы начали вечерний приём пищи вдвоём, что было очень не похоже на кота. Ранее он всегда появлялся на кухне одновременно с едой на столе.

      – Тибо, иди кушать! – громко позвала Галя.

     Кот пришёл к столу, сел на свою табуретку и начал стандартную процедуру с выпуска когтей. Он молча потрошил голубцы и закидывал их частями в пасть, помогая куском хлеба, при этом не выдавал никаких интересных фактов, найденных им за день в земном Интернете, что тоже было странным.

      – У тебя всё хорошо? – уточнил Макс.

     Кот утвердительно кивнул ушами.

      – Ой, а где твои колечки? – испуганно спросила сентиментальная Галя, заметив пропажу.

     Кот сидел без своих серебристых браслетов. Он указал лапой на котельную.

      – Сломал? – поинтересовался Макс.

     Кот отрицательно помотал башкой.

      – Так ты без них и разговаривать не можешь? – уточнил Макс.

     Кот пожал плечами.

      – Кто ты без своего костюма? – посмотрела на него Галя, не ожидая ответа.

      – Он – кот, – по-дружески подколол Макс, зная, что кот не сможет вставить свою избитую фразу про кота.

     Кот показал язык, состроил рожу и продолжил уплетать голубцы.

      – Ну ты же их вернёшь? – уточнил Макс.

 

     Кот положительно ответил на вопрос ушами. Он облизал пустую тарелку и получил свою кружку с чаем. Кружка для чая у него была своя персональная – прозрачная литровая с надписью «Kozel». Без каких-либо намёков на оскорбления в сторону Тибо, просто из обычных он пить не мог ввиду масштаба морды. Чай ему тоже заваривали свой, отдельный. Как-то раз Макс заварил Иван-чай с мятой из старых бабушкиных запасов, когда неожиданно закончилась привычная чёрная заварка. Коту так понравилось, что теперь он всегда просил заварить именно его, и с удовольствием фыркал кружкой со сладким травяным чаем.

 

     Тибо завершил трапезу, поймал Галин взгляд и благодарно кивнул ей ушами, выдержав паузу, как кланяются актёры перед занавесом. Филипповы закончили ужин чуть позже, поскольку не могли соревноваться с некотом в скорости поглощения источника белков, жиров и углеводов. Они сидели в комнате на диване, Галя читала, Макс уткнулся в таблицы на ноутбуке, притащив на дом работу, фоном что-то шептал включенный телевизор. В комнате появился кот и занял исходное положение: сидя на полу, голова запрокинута на диван.

 

      – Чья сегодня очередь чесать мне за ушками? – ласково спросил он своим тонким мелодичным голоском.

      – Мне показалось или он больше не жуёт плёнку при воспроизведении? – вслух подумал Макс, не отрываясь от экрана.

      – Ах, ты всё-таки сломал, – расстроенно сказала Галя.

     Макс поднял взгляд. Тибо снова был в своих серебристых браслетах, только кольцо на лбу стало заметно толще и было перемотано синей изолентой.

      – Нет, я наоборот улучшил и теперь могу нормально с вами разговаривать, – быстро выпалил кот.

      – Точнее, с нами может разговаривать обруч на голове, – съехидничал Макс.

      – Он только подсказывает, – пояснил Тибо.

      – Шепчет тебе в ушко? – уточнила Галя.

 

      – Я просто вспоминаю слова, и они сами вспоминаются, как будто я всегда знал что они значат, – объяснил кот.

      – Нейроинтерфейс! – Макс по слогам вспомнил умное слово. – И как тебе та хрень помогла? – он кивнул в сторону котельной.

      – Без корабля не хватало энергии. Теперь энергия принимается, работает лучше, – пояснил кот. – Это если совсем примитивно.

      – Не поняла. А при чём здесь корабль? – заинтересованно уточнила Галя.

 

      – Вокруг нас существуют квантовые поля различной… – Тибо встал с пола, сложил картонную коробку и приготовился царапать на ней заумные частицы и стрелочки.

 

      – Короче, корабль принимал энергию из космоса и питал ей кошачьи браслеты, – перебил его Макс, чем предотвратил полуторачасовую лекцию о материи и передаче энергии космоса без проводов, – а теперь всё ловится без корабля. Так?

      – Я не кот. Остальное примерно так, – согласился Тибо и занял исходное положение для получения удовольствия от чесания плюшевой башки.

      – С такой штукой можно весь Интернет в голове держать, – мечтательно сказал Макс.

      – Мысль хорошая, – промурчал уже балдеющий с закрытыми глазами кот.

 

* * *

     Огромный корабль мягко коснулся серебристой посадочной площадки, и синеватая пелена защитного поля вокруг него постепенно растворялась. Неподалёку ровными рядами стояли похожие аппараты разных размеров: от таких же больших и до совсем, по космическим меркам, крохотных, размером буквально с наш КамАЗ. Каждый занимал свою отдельную круглую площадку, обозначенную слегка светящимися символами, которые отдалённо напоминали японские иероглифы. Между площадками не было никаких дорожек, всё это пространство было занято газоном и небольшими кустиками. Также не наблюдалось никакой спецтехники и ангаров, за исключением одного единственного здания поодаль. В чистом тёплом воздухе вместо масла и керосина присутствовал слегка ощутимый цветочный аромат. И абсолютная тишина, словно это был заброшенный космопорт с картинки.

 

     Один из космолётов бесшумно оторвался от своего серебристого круга на поле, ощетинился синеватым энергетическим облаком и быстро устремился между двумя Солнцами. Солнца на небе действительно было два: одно яркое полуденное, второе огненно-красное как на закате, чуть меньшего размера и правее. По крайней мере, так бы описал картину житель Земли. Разумеется, это были две совершенно другие звезды в далёкой галактике. К этому моменту поле первого корабля исчезло полностью, и под кормой (если это слово применимо к космическому кораблю) от открывающегося шлюза опустился трап.

 

* * *

     Кот позвонил Гале ближе к концу рабочего дня.

 

      – Да, котик?

 

     Тибо всё ещё нервничал на кота, но уже не возражал, когда Галя называла его котиком. То ли вычитал в Интернете этимологию слова, то ли модифицированные браслеты стали по-другому переводить уменьшительно-ласкательные, неизвестно.

 

      – Галь, не покупай сегодня мясо.

 

      – У нас сегодня Макс по кухне, я на работе задержусь. А что такое?

 

      – Я узнал, что все должны сами добывать себе пропитание…

 

      – Это Макс тебе такое сказал? – нервно перебила Галя.

 

      – Нет, это в Интернете написано, и…

 

      – В Интернете написана разная чушь, которая на тебя не распространяется. Голодным ты у нас не останешься. Всё, у меня ревизия, до вечера, котик, – Галя резко оборвала разговор.

 

     Кот набрал Максу.

 

      – Макс, не покупай сегодня мясо, – начал Тибо.

      – А чего ты есть будешь?

      – Я узнал, что все сами должны добывать себе еду…

      – Это Галя сказала? – перебил Макс.

      – Нет. Интернет сказал, поэтому…

      – Интернет врёт. Я уже еду, скоро буду.

 

     Макс тоже сбросил звонок. Приехал он и правда быстро. Хлопнул водительской дверью, достал из багажника Ашановский пакет и открыл калитку. Сразу за калиткой начинались следы: здесь кого-то большого волоком тащили за дом, и этот кто-то истекал кровью.

 

     Макс бросил пакет, запрыгнул в машину, нажал кнопку блокировки дверей и завёл двигатель. Потом нервно посмотрел по сторонам, убедился, что за ним никто не гонится, и достал телефон. Трясущимися руками набрал 112, стёр, нажал кнопку быстрого вызова Гали, тут же отменил звонок, нашёл в телефонной книге кота и нажал зелёную трубку.

 

      – Макс, – ответил спокойный детский голос. – Ты чего убежал? Заходи ужин готовить.

      – Тибо, что там случилось? – быстро дышал Макс.

 

      – Я узнал, что у вас все должны добывать пропитание, поэтому стал охотником.

 

      – И на кого ты охотился? – осторожно уточнил Макс.

 

      – На кролика, – немного помолчал Тибо, – и кабана.

 

     Услышав про кабана, пасьянс в голове Макса начал складываться. Он выключил зажигание, вышел из машины и собрал содержимое брошенного пакета. Тибо встретил его у калитки и ушами махнул идти за ним.

 

      – Вообще, это незаконно, – Макс шёл за ним по окровавленной тропинке, – но тебя же никто не видел, да?

 

     Тибо развернулся, сложил лапы на груди и молча посмотрел на него исподлобья.

 

      – Понял, – кивнул Макс.

 

     Они подошли к сарайке без крыши. На обломках досок навеса лежал здоровый кабан без крови и следов насилия. Казалось, что он просто устал и лёг отдохнуть.

 

      – Это чем ты его так подстрелил? – рассматривал Макс добычу.

      – Стрелять не гуманно, они чувствуют, – пояснил Тибо. – Он просто заснул в сильном энергетическом поле, навсегда.

      – Хм, – с пониманием промычал Макс. Смотреть как работает поле ему вдруг расхотелось.

     Он сделал два шага и заглянул за стену сарайки, куда вели алые следы. На снегу лежала окровавленная тушка кролика, от которой, похоже, и осталась вся эта кровь в огороде. Рядом тощий рыжий кот грыз тёплую кроличью голову и урчал от наслаждения.

      – А это? – кивнул Макс на останки кролика.

 

      – А это у меня браслет неожиданно разрядился, – продолжил задорный детский голос, – пришлось ему башку оторвать.

      – Я смотрю, вы подружились, – Макс смотрел на рыжего кота.

      – Он добрый. И он знает, что я добрый. А ещё слышит лучше тебя, – похвастался некот за кота.

     Тибо открыл пасть и не издал ни единого звука, но рыжий кот тут же подошёл к нему и потёрся о его лапу.

      – Разговаривают на кошачьем, прикольно, – случайно подумал вслух Макс.

      – Я не кот, – строго напомнил кот.

      – Кстати, а почему ты не кот?

      – Кот маленький и глупый, даже не разговаривает, – ответил кот. – А я большой, сильный и умный, – с гордостью добавила пушистая морда.

      – Значит ты обижаешься на кота, понятно.

      – Глупо обижаться на слова. Обижаться надо на плохие поступки. Просто неправильно называть меня котом из-за внешнего сходства, – по-взрослому рассуждал детский голос. – Обезьяны похожи на людей, но глупее и не разговаривают. Неправильно же называть тебя…

      – Хорошо, я постараюсь не называть тебя котом, – перебил Макс.

      – Ты можешь называть меня котом, макака.

 

      – Да понял я, понял. Не буду, – Макс поднял руку и почесал кота за ушами.

     Кот не понял намёк и зажмурился от удовольствия. Либо понял, но виду не подал, потому что он был очень воспитанный.

      – Ну ведь кот же, – улыбаясь, подумал Макс про себя.

 

     Он смотрел на кабана и думал с чего начать.

 

      – Точно нужна помощь зала и звонок другу, – он начал тыкать пальцем в телефон.

 

     Лось пообещал прилететь как можно скорее. Артём приехать не мог, сославшись на болеющих детей. Вероятнее всего, так оно и было, поскольку он бы не отказал Максу в помощи без причины. К тому же, за помощь полагался суперприз. Макс не забыл предупредить и Галю.

 

      – Жена, мясо не покупай.

 

      – Да вы сговорились что ли? Филиппов, у меня ревизия.

 

      – Я просто хотел сказать когда вернёшься, на кровь внимания не обращай. Это я палец порезал.

 

      – Сильно?

 

      – Нет.

 

      – Макс, правда некогда. Хочу быстрее домой.

 

     Галя зашла в дом ровно в тот момент, когда Лось наполнял стаканы жёлтой жидкостью из привезённой им бутылки.

 

      – Кот из дома – мыши в пляс, – начала она с осуждением. – Не ты, – тут же добавила она до того, как кот успел открыть пасть.

      – Так пег'вую охоту обмываем, – тут же оправдался Лось.

      – Ужин готовится, мясо фасуется, всё под контролем, – добавил Макс.

      – Какую охоту? Кто это? – кивнула она на куски мяса, в которых кабан уже не угадывался.

      – Тибо у нас теперь добытчик. Кабана с охоты притащил. А там кролик тушится, – Макс кивнул в сторону плиты.

      – Ничего себе, – растерянно сказала Галя. – А чего ты не сказал, что ты у нас охотник? – обратилась она к коту.

      – Это ничего, что я говорю, когда вы перебиваете? – обиженно возмутился кот. – Я сегодня пытался вам сказать, обоим.

      – Ну извини, котик, я была занята, – Галя подняла руку и достала до кошачьих ушей. – В следующий раз будь понастойчивей.

 

     Кот молча сел на табуретку и перестал возмущаться. Похоже, где-то между ушами у него была предусмотрена кнопка успокоения. Процесс расфасовки добычи затянулся до позднего вечера. Пакеты были поделены на столе на кучки с учётом свободного объёма холодильников и морозилок Филипповых, Лосевых и Артёмов, но даже после этого значительная часть дикой свиньи отправилась на улицу, благо улица всё ещё представляла из себя большую морозилку. Тибо до конца вечера услышал несколько десятков разных вариаций фразы какой он молодец.