Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

 

     Макс сидел за столом, уткнувшись в ноутбук, Галя смотрела боковым зрением телевизор и перебирала большими пальцами по экрану телефона. Кот, который обычно проводил вечера в коллективе, почему-то отсутствовал.

 

     – Артёмы зовут на следующие выходные опять с горы кататься, пока зима не кончилась, – сказала Галя, не отрываясь от телефона.

 

     – Угу, – отреагировал Макс, также не отводя глаз от жидкокристаллического экрана.

 

     – Можем прямо на целый день и шашлыки там запилить, – предложила Галя. – У нас же теперь возобновляемые запасы дичи.

 

     – Это будет не очень честно по отношению к добытчику дичи, – возразил Макс. – Он и так будет сверлить всех грустными глазами, если узнает про горку.

 

     – Да, значит здесь продолжим, – согласилась Галя. – Днём мы его туда всё равно с собой взять не сможем, а если ночью - у Артёмов дети не поймут.

 

     – Можем c ним отдельно  сходить ночью. Мне кажется, он будет в восторге.

 

     Разговор прервал режущий уши высокочастотный писк. Филипповы подскочили на своих местах, и Макс выбежал из комнаты. Кратковременный частый звук повторялся ещё и ещё, и его источник находился явно в комнате Тибо. Макс представил, как кот самоотверженно отражает космическим бластером вторжение мышей из подполья. Он приоткрыл дверь и заглянул в котельную. Кот сидел на своём серебристом троне и держал в лапах пустую стеклянную пивную бутылку. Бутылка была исполосована ровными параллельными канавками, словно лазерной гравировкой. Некот отвлёкся от своего занятия и поднял взгляд на Макса.

 

     – Это… – Тибо ненадолго закрыл глаза, – слово не вспоминается. Коготочки точу, – пояснила довольная плюшевая морда.

 

     – Сеанс маникюра, – пояснил Макс Гале, которая осторожно подошла сзади.

 

     –Точно! – обрадовался кот. – Это слово.

 

     – Тибо, котик, а можно ты днём без нас это будешь делать? – вежливо обратилась Галя к коту. – Пожалуйста.

 

     – Купим тебе ещё ящик когтеточек, – добавил Макс и поймал укоризненный взгляд жены. – Производственная необходимость! – Макс возвращался в комнату, давя лыбу. – Ничего не попишешь.

 

* * *

     Пассажиры корабля организованно спускались по трапу на свою родную планету после далёкой и неудачной экспедиции. Радостные и расстроенные, задумчивые, взволнованные, уставшие, полные энергии - все по-разному. Состояние и настроение обладателей остроконечных мохнатых ушей безошибочно угадывалось по этим самым ушам. Одни шли с пустыми лапами, другие несли серебристые вещи разной формы. Некоты направлялись к пульсирующим кругам, раскиданным по внешнему периметру посадочной площадки, вставали на них и, буквально через секунду, растворялись в воздухе. Вот почему никаких дорожек и наземного транспорта не требовалось.

 

     Кто-то исчезал сразу после спуска, кто-то стоял на площадке и общался с другими, не издавая ни звука из открытой пасти. Три кота в конце очереди робко спускались по трапу с прижатыми ушами, опустив взгляд в пол. Эта троица охраняла шлюз корабля в последние часы перед отлётом. Они умудрились не заметить, как один из самых молодых пассажиров покинул корабль и не вернулся к моменту старта. По их вине любознательный подросток-волонтёр остался один на чужой планете, населённой враждебно настроенными существами с примитивными технологиями. Один, без запасов пищи, действующего оружия, и при температуре почти на шестьдесят градусов Цельсия ниже, чем на их родной планете. Жив ли он, по сей день точно не знал ни один некот, но на чудо надеялись все. Все, до последнего пушистого хвоста.

 

* * *

     – Макс, – кот с хитрыми глазами встречал Макса с работы, – можно я твой планшет уже разобрал?

 

     – Вопрос, надо полагать, риторический.

 

     – В – вежливость, – блеснул кот знанием той части рунета, которая не несёт никакой пользы для молодых неокрепших умов, в том числе, кошачьих.

 

     – Доломал?

 

     – Нет, модифицировал немного, – с хитринкой в детском голосе сообщил кот. – Но могу вернуть всё, как было.

 

     – Ну-ка, покажи.

 

     – Там, – кот указал лапой на свою комнату. – Он теперь не переносной.

 

     – Какая полезная модификация, – саркастически похвалил Макс.

 

     Он заглянул в котельную. Китайский планшет по частям лежал на окне, причём, частей в нём явно стало больше. Серебристое кольцо на проводах, похоже, ещё недавно носилось на пушистом хвосте Тибо.

 

     – И чего, скорость выше стала? – Макс обвёл рукой платы с проводами.

 

     – Нет, скорость такая же плохая, – посетовал кот, – зато теперь я могу вспомнить всю Википедию.

 

     – Класс, это же я придумал! – оживился Макс. – Ты можешь фотки котиков прямо в башке гуглить?

 

     Кот насупился.

 

     – Я тоже не кот, – догадался о причине Макс, – но на котиков смотрю.

 

     – Не могу, только текст передаётся.

 

     – Был бы у меня такой кот… – выйдя, тихонько сказал Макс сам себе, чтобы кот не слышал, – меня, может, и не отчислили бы со второго курса.

 

     Он начал греметь кастрюлями, поскольку Галя задерживалась с работы, а в доме установилось негласное правило: кто первый пришёл с работы, тот кормит всех членов семьи, включая кота. Галя позвонила чуть позже.

 

     – Макс, ты уже дома? – начала она.

 

     – Угу.

 

     – Быстро померяй кота.

 

     – Он не кот, – ответил Макс уже давно не смешной шуткой.

 

     – Тебе не вспоминается значение слова «быстро»?

 

     – Который его параметр тебя интересует? – уточнил Макс.

 

     – Все. Помнишь, как тебе костюм на свадьбу Артёмам покупали?

 

     – Тибо идёт на свадьбу?! – громко удивился Макс.

 

     Кот вышел из котельной и вопрошающе на него уставился.

 

     – Макс, не тупи! – повысила голос трубка.

 

     – Сейчас всё пришлю, моя госпожа, – Макс отложил телефон.

 

     – Не уходи, – Макс подал знак коту, – сейчас я буду вашего мальчика измерять.

 

     Он достал из ящика рулетку, которая ещё не успела затеряться после ремонта.

 

     – Лапы расставь, – Макс показал пример, – и не шевелись, – он начал измерения.

 

     – В честь меня памятник будет? – спросил кот, удивившись данному процессу.

 

     – Вряд ли. Вроде ты идёшь на свадьбу, – растерянно ответил Макс, – но это не точно.

 

     – На какую свадьбу? – ещё больше удивился кот.

 

     – Не знаю, я не приглашён.

 

     Макс набрал результаты измерений в телефон и отправил Гале. Она вернулась домой позже, Макс заканчивал поглощение ужина, а кот уже фыркал горячим чаем из своей кружки.

 

     – Уже можно задавать уточняющие вопросы? – громко спросил Макс в сторону коридора, пока Галя ещё раздевалась у входа.

 

     – Сейчас покажу, – ответила Галя из коридора, – корми меня пока.

 

     Она зашла в кухню с большим пакетом и начала доставать его содержимое. В пакете оказался ярко-салатовый горнолыжный костюм. Галя расправила штаны и протянула коту.

 

     – Запрыгивай.

 

     – Это мне? – удивлённо посмотрел кот.

 

     – Ого! – не менее удивлённо выдал Макс. – Стоит, поди, целую зарплату.

 

     – Тебе. Пойдёшь с нами с горы кататься, – ответила она сначала коту. – Да ничего практически не стоит, я почему и позвонила сразу.

 

     Кот с сияющими глазами быстро влез в жёлто-зелёные штаны. Про катание с горы он ранее уже слышал в разговорах и при помощи Интернета уже убедился, насколько это весело.

 

     – Теперь куртка. Давай лапу, – Галя одевала Тибо примерно так, как в садике одевают маленьких детей, которые сами ещё не умеют одеваться, на прогулку. – Хвост, – она запихивала длинный пушистый хвост под куртку, поскольку наличие хвоста у владельца костюма не афишировалось, – вторую лапу.

 

     – Кушать подано, – вмешался Макс, – садитесь жрать, пожалуйста.

 

     – Хвост! – строго повторила Галя.

 

     – Хвостик снаружи должен быть, – детским голосом оправдывался Тибо. – Он выполняет важные функции, от удержания равновесия до восприятия окружающей среды.

 

     – Ну выбирай - или окружающая среда, или кататься с горки, – выдвинула Галя ультиматум.

 

     – Кататься с горки, – кот покорно убрал хвост под ветровку.

 

     – Я начинаю завидовать, – Макс осматривал кота в костюме.

 

     – Можешь не начинать, на тебя как раз стоит целую зарплату, – одной фразой разрушила Галя мечты и вернула мужа в суровую реальность, – а от этого размера они четвёртый год не могли избавиться, судя по переклеенным ценникам.

 

     – Сядь сюда, – Галя подвинула кошачью табуретку. – Небольшой привет от дядюшки Ляо.

 

     Она достала из пакета радужно переливающиеся лыжные очки и нацепила на кота. В комбинезоне и очках кот стал похож на большую, но добрую стрекозу-мутанта.

 

     – Палево, – заключил Макс. – Так морда ещё больше внимания привлекает.

 

     – А я ещё и не закончила, – хитро ответила Галя.

 

     Она выудила чёрную вязаную шапку с неблагозвучным в народе названием и попыталась натянуть её на лохматую башку.

 

     – Так не подходит, – кот тряс башкой и сбрасывал шапку шевелящимися ушами.

 

     – Ладно, план Б, – Галя отложила шапку и достала из опустевшего пакета чёрный шарф с красно-синей вышивкой. – Надеюсь, ты не против коней.

 

     – Чем обусловлен сей странный выбор? – удивлённо почесал голову Макс.

 

     – Выбор обусловлен: «а дайте мне самый дешёвый и большой шарф», – ответила Галя, – мы, вроде, не на футбол собираемся.

 

     Она несколько раз попыталась повязать шарф на башку, кот усиленно тряс ушами, кривлялся, кряхтел и всеми возможными способами пытался донести, что уши останутся открытыми.

 

     – Ушки снаружи должны быть, – упирался кот.

 

     – Выбирай - ушки или горка, – Галя снова строго поставила кота перед выбором.

 

     – Ушки, – погрустнел кот и свесил уши. – Без них точно нельзя.

 

     – Хрен с тобой, золотая рыбка, – не сдавалась Галя.

 

     Она принялась заново обматывать шарфом башку так, чтобы уши оставались снаружи, а чёрный цвет шарфа ложился рядом с ушами. Галя завязала финальный узел на шарфе и потянула кота за лапу, чтобы тот встал с табуретки.

 

     – Красавчик! – восхитилась она, осматривая кота.

 

     – Класс, – подтвердил Макс.

 

     Кот убежал в спальню и стал крутиться перед шкафом. В зеркале отражался высокий статный сноубордист в ярком костюме, только в необычных шерстяных перчатках и ботинках. Странными также были острые кошачьи уши из-под шарфа, но, это если совсем придираться.

 

     – Здорово! – восхищался радостный детский голос. – Теперь я могу кататься с горки?

 

     – Да, но при одном условии, – уточнила Галя. – Ты перестанешь вытаскивать хвост из-под ветровки.

 

     – Можно хотя бы в критической ситуации? – осторожно уточнил Тибо.

 

     – В критической - можно, – разрешила Галя.

 

     Выражение морды было скрыто за шарфом и очками, но движения острых ушей выдавали неподдельную кошачью радость. Возможно, он поправлял так сползающий на уши шарф, но больше всё же было похоже на радость. Кот ещё долго рассматривал себя в зеркало, пока Галя ужинала, а когда налюбовался собой, пришел к ней в комнату сдаваться и протянул лапы: самостоятельно раздеться у него получалось тоже, почти как у тех детишек в саду.

 

     – Спасибо, – продолжал радоваться Тибо, – очень красиво. У меня ещё никогда не было одежды другого цвета, – он кивнул на свои серебристые штаны.

 

     – А вы плохо цвета различаете? – поинтересовалась Галя.

 

     – Цвета мы хорошо различаем, – опроверг предположение кот, – просто у нас всё сделано из одного и того же материала, – кот показал браслет на лапе.

 

     – Почему? – неохотно спросил Макс. Ему хотелось знать ответ, но он опасался начала лекции с картонками и картинками.

 

     – Это универсальный материал, который получается практически из воздуха при воздействии энергетического поля, – начал объяснение Тибо.

 

     – Типа, термоядерный синтез? – сумничал Макс.

 

     – Извини, Макс, я не смогу объяснить, – кот виновато опустил уши, – я ещё это не проходил.

 

     – Да не переживай, у меня у самого тройбан по физике, – пошутил Макс. – Это я так, от фонаря ляпнул.

 

     – Под воздействием различной энергии ему можно придавать любую форму и свойства, – продолжил кот, – прочный корабль, мягкий диван, в любую земную вещь можно трансформировать.

 

     Макс с Галей оценивающе помычали.

     – Только один нюанс: всё будет именно такого цвета. Практичные взрослые не понимают, что это скучно, – сокрушался кот.

 

     Он ещё какое-то время любовался салатовым костюмом, прежде, чем устроился перед диваном на вечерний сеанс чесания плюшевой башки. Ощутив чью-то руку за острыми ушами, Тибо зажмурился и стал вспоминать просмотренные видео зимних катаний с горы, представляя себя в красивом костюме на месте весело визжащих  земных детей. Счастливое кошачье детство всё ещё можно было наверстать, пусть и с небольшой отсрочкой.