Тибо. Он не кот. © OnNeKot.ru, 2019. Отправить письмо Тибо.

     – Тибо, давай, выходи, – крикнул по-уличному одетый Макс из коридора в сторону котельной.

 

     – Он опять с нами едет? – Галя строго посмотрела на мужа. – Артёмы в курсе?

 

     – Да. Дети уже ждут свою мягкую игрушку.

 

     – Подожди, ещё одно полотенце тогда возьму, – ответила Галя и снова стала разуваться.

 

     – Тибо, не выходи, – тихо сказал Макс в пол, – у нас есть ещё полчаса.

 

     До Артёмов они добрались без приключений, спецоперация по скрытному перемещению кота из машины в квартиру также прошла без замечаний. Гостей по традиции проводили на кухню. Так уж исторически сложилось в этой стране, что гостей встречают на кухне, даже если есть никто не собирается.

     – Борща всем кладу? – любезно уточнила Люда.

 

     – Ему – точно нет, – Макс ткнул кота в пушистый живот.

     Люда вопросительно посмотрела на кота.

     – Нет, спасибо, – отказался Тибо.

     – Блин, ты же не ешь из тарелок, – вспомнила Люда, – я забыла.

 

     – Если у тебя в планах помыть здесь пол, то можем провернуть это представление, –подколол Макс кота. – А кто не вышел мордой для борща, тот первым идёт в душ.

 

     – В темпе вальса, – Галя вручила коту в лапы большое махровое полотенце, – и вытираться полотенцем, а не как обычно.

 

     Кот кивнул ушами и закрылся в ванной.

 

     – Ну вот, он есть хочет, наверное, – забеспокоилась Люда.

 

     – Не переживай, хочет есть – это его обычное состояние, – ответила Галя.

 

     – Тут такое дело, – Артём привлёк внимание стола, – отцу к выходным сруб для бани приезжает, собрать бы помочь.

 

     – Так соберём, не вопрос, – отозвался Макс, – мам, ты меня отпустишь? – он посмотрел на Галю.

 

     Галя мимикой показала, что ей всё равно.

 

     – Вопрос-то больше даже не к тебе, – улыбнулся Артём.

 

     – Тибо? – уточнил Макс.

 

     – Ага.

 

     – Как-то нехорошо получается, – засомневался Макс, – он, может, и не захочет, но не откажет в любом случае.

 

     – С ремонтом ему вроде самому нравилось? – уточнил Артём.

 

     – У него на ушах всё написано, – придумала Галя, – спросите его и увидите, хочет он или не хочет.

 

     – Да, это будет честно.

 

     – А я тогда в этот день маму позову, – добавила Галя.

 

     – Надо же, сплошные плюсы, – отреагировал Макс.

 

     Кот выключил воду и возился за дверью. Галя пошла принимать вахту.

 

     – Макс, с тебя научить его пользоваться полотенцем, – Галя стояла перед открытой ванной комнатой, – Люд, где у тебя тряпка? Две.

 

     – Я случайно, – кот виновато прижал уши, – это инстинкт такой.

 

     – Инстинкт, иди чай пить, кружку тебе подходящую нашли, – позвал Артём кота, – и вопрос к тебе имеется.

 

     Артём поведал о строительстве бани.

 

     – Самим сложить из брёвен? – Плюшевая морда заинтересованно водила ушами.

 

     – Да.

 

     – А можно я сам всё попробую собрать, а вы мне не будете помогать? – кот изобразил жалобно-вопросительную морду.

 

     – Мы подумаем, – Артём с трудом сдерживал улыбку.

 

     – Если не понравится, я всё разберу, как было, – не уловил подвоха кот.

 

     Кот выпросил, как ему казалось, разрешение поиграть в большой конструктор, и довольный ушёл играть в детскую комнату. Точнее, это он думал, что играет с детьми, на самом деле, дети играли в кота. Главное, чтобы все были довольны.

* * *

     Административно-деловой сектор кошачьей планеты внешне отличался от жилых кварталов. Строения здесь были более строгими, и большей этажности. Вопреки рассказам Тибо о беззаботной жизни, в окнах с серьёзным видом сидели некоты и перебирали лапами по символам и графикам, буквально витающим в воздухе. Роботы выполняли самую грязную, рутинную и тяжёлую работу, но отдать задачи управления и координирования бездушным машинам практичные некоты не могли.

 

     Папа Тибо появился в пульсирующем круге перед одним из самых высоких зданий. Над центральным входом, рядом с надписью, парила голограмма логотипа ведомства, которое занимало это здание. Схематично изображённая зелёная планета была окружена переливающимся синим энергощитом, что по смыслу походило на какое-нибудь агентство национальной безопасности. Он вошёл внутрь, где два дежурных некота при виде Керла грустно опустили уши. Они уже знали, кто он такой и зачем пришёл. Ему лапой любезно указали на место, где в земном здании располагались бы лифты. Здесь же роль лифта выполняла всё та же мерцающая круглая площадка. Судя по всему, это был какой-то локальный телепорт, не связанный с основной сетью круглых площадок по всей планете. Попасть прямо от своего дома сразу на нужный этаж этого важного здания было невозможно. Нужно было обязательно пройти мимо некотов-охранников, видимо, в целях безопасности. Из-за чего так перестраховывались добрые обитатели планеты – неизвестно.

     Керл растворился на площадке и появился в большом круглом кабинете на одном из верхних этажей. В центре помещения в воздухе висела голограмма, на которой кошачьи иероглифы смешивались с фотографиями и видеофрагментами Земли. Вокруг высокотехнологичного экрана в креслах сидело некотов двадцать. Каждое кресло продолжалось подставкой для передних лап, напоминающей что-то среднее между откидным столиком первого ряда кресел в самолёте, и партой начальных классов в американских школах. Присутствующие некоты, в основном, были почтенного возраста, обоих полов. Пока один некот говорил, остальные молчали и внимательно его слушали. Этакий клуб анонимных алкоголиков, если бы не земные картинки по центру.

 

* * *

     Артём приехал за помощниками, застряв на самом подъезде к дому. Как известно, сельские дороги могут находиться в двух стабильных состояниях: грязь уже замёрзла и грязь уже засохла. Сейчас был промежуточный период, что слегка затрудняло проезд. Машина стала гораздо менее белоснежной, нежели была ещё в начале улицы. Кот заметил Артёма из окна и выбежал на помощь. Он вытолкнул автомобиль из грязевой лужи и прыгал по остаткам снега на обочине, вытирая задние лапы. Непонятно почему практичные некоты не использовали обувь.

 

     – Если ты готов, то я не буду заходить, – сказал Артём через забор выглянувшему Максу.

 

     – Выхожу, – подтвердил Макс.

 

     – Тогда залезай, – Артём кивнул коту на свою машину.

 

     – Куда? – кот удивлённо смотрел на седан.

 

     – Ты его не засунешь, – Макс вышел из калитки, – поехали на мне.

 

     – Быть того не может, – иронично ответил Артём, – у меня современный семейный автомобиль.

 

     – Как сдашься, подходи к проверенному тридцатилетнему универсалу, – улыбался Макс, – я пока VIP-место подготовлю.

 

     – Давай эту лапу сюда… Нет, лучше вот сюда… А башку сюда… – Артём сновал вокруг машины. – Нет, всё фигня, Миша, давай по новой.

 

     – Карета подана, – поторопил Макс.

 

     – Давай я разложу кресло, а ты попробуешь лечь, – Артём загибал кота в очередную позу, – Так почти идеально, только на месте твоих коленей должен сидеть я за рулём. Вылезай, не быть тебе таксистом.

 

     Артём закрыл дверь и пикнул брелоком сигнализации.

 

     – Я сдаюсь, – подошёл он к Максу.

 

     – Говорю же, только универсал – универсальный автомобиль для людей и некотов, – пошутил Макс.

 

     Кот быстро занял заднюю половину машины и спрятался под покрывалом, правда, ненадолго. Это направление было для кота новым, поэтому Макс с Артёмом всю дорогу делали замечания, чтобы любопытная пушистая морда не торчала из окна средь бела дня.

 

     – Не высовывайся пока, я тебя позову, – Макс вышел и хлопнул водительской дверью.

 

     – А вот и помощники пожаловали! – дядя Саша вышел навстречу, – начнём со стола?

 

     – Здрасте, дядь Саш, – осторожно начал Макс, – мы тут помощника с собой привезли необычного.

 

     – Гастарбайтера что ли? – по слогам выговорил дядя Саша и посмотрел на окна пустой машины.

 

     – Не совсем, – неуверенно ответил Макс.

 

     – Корабль космический помнишь прилетал? – перехватил инициативу Артём. – Там, за городом.

 

     – Помню, конечно, – кивнул дядя Саша, – все газеты писали.

 

     – Вот он оттуда, – резюмировал Артём, – не опасный и разговаривает по-нашему.

 

     – Да хорош тебе, Тёмка, заливать! – возразил дядя Саша, – где он, гуманоид твой?

 

     Макс обошёл машину и открыл заднюю дверь. Кот вылез со своего места, потянулся и направился к Артёму с отцом.

 

     – Привет, я Тибо, – сообщил он детским голоском и помахал лапой.

 

     – Ёлки зелёные! – дядя Саша сделал шаг назад, – говорящий кот!

 

     – Он не кот, – хором уточнили Макс с Артёмом, дабы не злить главного строителя.

 

     Кот довольно посмотрел на них и одобрительно кивнул ушами.

 

     – Саша, – пришёл в себя дядя Саша и протянул коту руку.

 

     Дальше была вынужденная пауза, пока дядя Саша осматривал кота. Потом Макс отвёл кота в сторону.

 

     – Будет вежливо, если ты будешь обращаться к нему на «вы», – тихо сказал Макс.

 

     – Это как? – не понял кот.

 

     – Здравствуйте. Разрешите пройти. Вы мне поможете? И тому подобное, – пояснил Макс.

 

     – Мне тут в голове подсказывают, что это множественное число, – недоумённо возразил кот.

 

     – Это уважение.

 

     – Уважение, если я буду разговаривать с дядей и представлять, как будто он не один? – всё ещё не понимал Тибо.

 

     – Примерно так.

 

     – Я вас уважаю, обоих Максов. Так? – кот сделал вопросительное выражение морды.

 

     – Не нужно «обоих». Ладно, проехали, – Макс махнул рукой.

 

     – Для уважения нужно представлять двоих людей или больше? – не отступал дотошный кот.

 

     – Всё, забудь. Не нужно никого представлять.

 

     – Вы, все Максы, непонятно мне объясняете, – продолжал ныть кот.

 

     – Забу-удь! – Макс потряс кота за плечи. – Говори, как говорил.

 

     Кот, наконец, согласился.

 

     – Ну теперь-то к столу? – вернулся к вопросу дядя Саша.

 

     – Да мы сытые вроде, дядь Саш, – отказался Макс за всех, – давай сразу в конструктор играть.

 

     – Я тут рукавицы приготовил, и одеть, вот, чтобы не пачкаться, – дядя Саша подошёл к куче брёвен.

 

     – Надеть, – невозмутимо возразил кот.

 

     Макс и Артём с улыбкой переглянулись.

 

     – На тебя вряд ли что-то налезет, – дядя Саша смотрел вверх на кошачью башку, – ты уж извиняй.

 

     – Мне не нужно, – отмахнулся кот.

 

     – Я тут начал, было, первый ряд, – дядя Саша показал на фундамент, где должна вырасти баня, – да тяжёлые они.

 

     – Они все разные, да? – кот осматривал брёвна.

 

     – Конечно! Если бы всё было так просто, – посетовал дядя Саша. – С торца все подписаны, вот второе для этой стены, его и берём, – он подошёл к концу нужного бревна и приготовился его схватить.

 

     – Артём, ты обещал! – громко возмутился Тибо.

 

     – А, да. Бать, погоди, – Артём отстранил отца рукой от брёвен, – он один хочет попробовать.

 

     – Так раньше времени только запыхаешься, – отошёл дядя Саша, – мне-то не жалко.

 

     Кот подцепил бревно когтями за середину и пару раз подкинул на лапе, оценивая вес. Он нашёл взглядом следующее бревно и схватил его второй лапой. Затем принёс их к фундаменту и по очереди аккуратно положил на свои места, чтобы пазы сошлись.

 

     – Так? – уточнила довольная шерстяная морда.

 

     – Не таскай сразу по четыре, я проверять не успеваю! – возмущался дядя Саша спустя несколько минут, едва успевая бегать от угла к углу и контролировать последовательность надписей на брёвнах.

     Через двадцать восемь минут Тибо радостно осматривал собранный сруб, готовый к возведению крыши.

 

     – Это я всё сам сделал, – похвастался он, хотя присутствующие и так были в курсе. – Разбирать, да?

 

     – Куда разбирать? – испугался дядя Саша.

 

     – Не надо разбирать, хорошо у тебя получилось, – схитрил Артём.

 

     – Вот это помощник! – восторгался дядя Саша. – А ты где работаешь-то, красавец такой?

 

     – Нигде не работает, – ответил Макс, – нельзя, чтобы про него посторонние узнали.

 

     – Я-то давно знаю, что они существуют, – поделился дядя Саша, – я ещё на антенне когда служил по молодости, мужики рассказывали, её как запустили, так с инопланетянами общались.

 

     – На какой антенне? – заинтригованно зашевелил ушами кот.

 

     – Да у нас тут в области радиотелескоп есть – огромная такая антенна диаметром, как отсюда, вон, до Максовой машины, – дядя Саша кивнул на старый Пассат.

 

     – Расскажи поподробнее про антенну, – кошачьи глаза засверкали.

 

     – Да чего тебе, коту, рассказывать? Ты всё равно не поймёшь, – дядя Саша махнул рукой, – идеальная форма для приёма волны – это параболическое зеркало, – начал он с умным видом и изобразил руками форму антенны.
Кот, судя по нервно шевелящимся ушам, мучился с выбором - возразить, что он не кот, или расспрашивать дальше про антенну.

 

     – С чудовищно низкой эффективностью при скорости частиц принимаемого луча выше скорости фотонов света, вплоть до полной деградации полезного сигнала, – выпалил кот, – но продолжай.

     Дядя Саша приоткрыл рот от удивления.

     – Там только антенна и уцелела, остальное всё давно растащили, – вставил Макс.

     – Ты там был? – посмотрел на него кот.

 

     – Ага, за грибами как-то ходили, случайно набрели, тогда ещё открыто было, – вспоминал Макс, –пустая избушка с перевёрнутыми столами и всё.

 

     – О-о, там самое интересное не в избушке, – оживился дядя Саша, –  у меня чертежи, вроде, сохранились, сейчас поищу.

 

     Он забрался по приставной лестнице на чердак над кирпичным домом и пролез в низкую деревянную дверь. Кот проследовал за ним и, стоя на лестнице, засунул пушистую башку в чердачный проём. Дядя Саша перекладывал серые от многолетней пыли коробки и прочий хлам в поисках нужного предмета. С каждым новым предметом кот, от любопытства, залезал всё дальше и дальше в проём, пока в итоге не залез на чердак целиком.

 

     – А это что? А это? – отвлекал он дядю Сашу вопросами о старых вещах.

 

     – Это баян, – пояснил дядя Саша. – У вас там музыки что ли нет?

 

     – До того, как я услышал Макса, я думал, что есть, – пожаловался кот.

 

     Дядя Саша пробежался пальцами по клавишам. Кошачьи уши не завибрировали.

 

     – Гитара лучше, – постановил Тибо и продолжил расспросы о предметах.

 

     – Да здесь выбросить половину надо, старьё одно, – ворчал дядя Саша.

 

     Кот вертел в лапах старый советский ночник незатейливой конструкции: внутри пластикового прямоугольного корпуса с серебристыми отверстиями поверх лампы накаливания располагался прозрачный разноцветный цилиндр на оси, который должен был вращаться под действием исходящего от лампочки тепла.

 

     – И это выбросить? – кот прижал к себе светильник.

 

     – А куда он нужен? Раньше в каждой квартире такой был.

 

     – Но он же разноцветный, – возразил кот. – Можно я себе возьму?

 

     – Забирай, – согласился дядя Саша. – О, нашёл!

 

     Дядя Саша потряс над собой потёртым жестяным тубусом с ручкой для переноски. Кот вылез из проёма чердака хвостом вперёд, поставил последнюю лапу на ступеньку, в тот же момент перевесил лестницу и с шипением полетел вместе с ней на землю, спиной вперёд. В последний момент он перевернулся, сгруппировался и мягко приземлился на все лапы. Вокруг кольца на башке возникло прозрачное синее облако, на которое деревянная лестница упала с глухим звуком – кошачье защитное поле приняло удар на себя. Облако тут же пропало.

 

     – Лестницу. Закрепить что ли. Нельзя, – возмутился кот со странной интонацией, вставая с четверенек.

 

     – Живой? – Макс с Артёмом подбежали к месту падения. – Всё нормально?

 

     – Да, всё. Нормально, – кот постучал лапой себе по башке. – Нет. Не всё. Нормально.

 

     Ребята в первый раз увидели, как кот снимает свои кольца. Под воздействием силы кошачьей мысли или чего-то подобного обруч на голове стал мягким, будто резиновым. Кот стянул его с башки, понажимал на бугорки под изолентой и вернул его обратно к треугольным ушам. Обруч снова стал твёрдым, металлическим.

 

     – Вот теперь всё нормально, – доложил кот, – потом переделаю.

 

     – А можно тумблер тебе туда поставить? – сказал Макс с улыбкой. – На случай, если разговорами надоешь.

 

     – Можешь просто сказать, – не оценил юмора кот.

 

     – Да ладно, пошутил я, – Макс потрепал кота за ушами.

 

     – Я знаю, – добро ответил Тибо.

 

     Он был слишком серьёзным, чтобы обижаться на такие глупости.

 

     – Э! Баранкин, будь человеком, – крикнул дядя Саша, который всё ещё выглядывал с чердака, – лестницу верни.

 

     – Человеком не буду, – пошутил кот, приставляя лестницу к стене.

 

     – Это же приставная лестница, – подметил дядя Саша, когда спустился с тубусом и светильником.

 

     – Если закрепить, она работать не будет, что ли? – возмутился кот.

 

     – Если закрепить - она приставной не будет, – рассудительно ответил дядя Саша.

 

     Кот надменно повёл ушами, как будто услышал откровенную глупость.

 

     – Заходите, – дядя Саша приглашал всех в дом, – сейчас Зинке позвоню, пусть идёт гостей кормить.

 

     – А где она? – спросил Артём.

 

     – Да тут через улицу к свадьбе готовятся, без твоей матери никак нельзя, – с укором ответил дядя Саша.

 

     – Не звони тогда, мы всё равно проголодаться не успели.

 

     – А я боялся за целый день не управимся, – дядя Саша восторженно посмотрел на лежащего кота. – Чаю хоть попейте.

 

     – Чаю давай, – согласился Макс, – а есть большая кружка литровая?

 

     – Найдём, наверно. Сейчас заварю свежего вместо этого, – дядя Саша недовольно заглянул в заварочный чайник, – Как можно пить чай, в котором даже чая нет? Трава одна.

     – Не выливай, – остановил Макс, – у нас кое-кто пьёт его с удовольствием.

 

     Кот в то же время лежал на полу прямо у входа и изучал ватманы, которые достал из старого тубуса.

 

     – А это тоже не сохранилось? – кот показал лапой на часть чертежа, когда дядя Саша прошёл мимо.

 

     – Бункер? – присмотрелся дядя Саша. – Да кто ж его знает, столько лет прошло.

 

     – А вот здесь не ошибка? – кот ткнул в другой лист.

 

     – Ошибок там точно нет, – заверил дядя Саша, – ты смотри, какие люди принимали, – он ткнул носком тапка в нижний угол листа с рукописными подписями, – у них попробуй, ошибись.

 

     Коту подписи ни о чём не говорили, поэтому он пропустил эту информацию мимо острых ушей.

 

     – Кружка-то большая нужна? – суетился дядя Саша.

 

     – Вот примерно такая, – Макс подошёл к Тибо и поднёс скруглённую ладонь к плоскому кошачьему носу.

 

     Кот закончил изучение чертежей, аккуратно свернул их в трубочку и сложил обратно в тубус.

 

     – А можно их взять на время? – кот помахал жестяной трубой.

 

     – Забирай совсем, – разрешил дядя Саша, – я давно выбросить хотел.

 

     В движениях мохнатых ушей считывалась радость. Кот приступил к осмотру следующего подарка. Артём подошёл к нему и включил светильник в розетку – лампочка была на месте.

 

     – Ух ты, – восхитился кот, – красиво же, а вы выбросить хотели.

 

     Кот снова лёг на пол и рассматривал разноцветную плёнку. Когда ночник разогрелся, цилиндр начал медленно вращаться внутри. Кот увлёкся окончательно. Похоже, был открыт ещё один предмет, который зомбирует некотов.

 

     – Чего кот ваш пьёт-то? – тихо спросил дядя Саша, пока кот был увлечён созерцанием ночника.

 

     – Чай, – ответил Макс, – травяной.

 

     – Да я не о том. Благодарить-то его чем? – уточнил дядя Саша и показал кулак с оттопыренными большим пальцем и мизинцем.

 

     – А можешь всякой травы этой для чая и насыпать, – предложил Макс, – у нас как раз заканчивается.

 

     – Он и так уже счастлив с лампой, – Артём кивнул на лежащего кота.

 

     – И чертежи ещё эти, – добавил Макс, – в общем, не заморачивайся, дядь Саш.

 

     – А далеко эта антенна? – спросил кот, когда вышел из транса.

 

     – Чуть дальше, чем от дома до сюда, только в другую сторону, – ответил Макс.

 

     – Можешь меня туда отвезти? – кот состроил жалобную морду.

 

     – Давай завтра, – предложил Макс.

 

     – А когда? – не унимался Тибо.

 

     – Утром.

 

     Кота ответ устроил. Он фыркал чаем из большой банки, потому что кружки подходящего размера не нашлось.

 

     На обратном пути кот восхищался, какой он молодец, а Макс и Артём, разумеется, поддакивали. Также он усомнился в правильности определения злых и добрых: отец Артёма был определён как добрый, но у него обнаружились военные чертежи, что не складывалось в мохнатой башке.

 

     – Может сегодня его свозить? – вслух подумал Макс за рулём, – а то всё равно как-то нехорошо получилось.

 

     Большие треугольные уши, похоже, всё подслушивали с заднего ряда.

 

     – Если ты об этом переживаешь, то мне правда было интересно, – неожиданно выдал кот. – Где я ещё своими лапами дом построю?

 

     – Ну завтра, так завтра, – успокоился Макс.

 

     Вечером Тибо развесил ватманы по стенам. Котельная теперь походила на кабинет главного инженера, только хвостатого. Царапать оригиналы ценных документов он не решился, поэтому выпросил у Макса карандаш. Он задумчиво расхаживал вдоль чертежей и что-то черкал на них карандашом, примотанным к выпущенному когтю на лапе. Изолентой, само-собой. Использовать карандаш по-человечески некотской лапой не получалось. По чертежам плавно ползли разноцветные полоски света от нового кошачьего сувенира.